Домой Аналитика Мели, Емеля…

Мели, Емеля…

689
ПОДЕЛИТЬСЯ

За четыре года президентства (2016-2020) Игорь Додон дал жителям Молдовы великое множество разных обещаний, которые, кстати, могли трансформироваться в реально нужные стране проекты. Однако подавляющую часть своих агиток он не осуществил, получились у экс президента только те из них, что лично ему приносили материальную или электоральную выгоду.

– Возьмем, к примеру, проект «стратегического партнерства с Россией». Он предполагал переориентацию внешней политики и торговли Молдовы на РФ, а также полный возврат молдавской продукции на российский рынок. Однако Додон реализовал это обещание таким образом, чтобы «партнерство» коснулось главным образом его личных предпринимательских интересов. Никакого «полного возврата молдавской продукции» в РФ он не добился. Кроме того, в годы президентства Додона переориентация внешней торговли на Запад продолжалась прежними темпами, как, впрочем, и связи Молдовы с ЕС и НАТО. Как следствие, экс президент  перестал быть для Кремля фигурой, на которую нужно делать политическую ставку, за ним из милости оставили финансирование.

В преддверии выборов 2016 года Додон также провозглашал, что «трудовые мигранты, работающие за рубежом – часть нашей заботы». Всего он насчитал тогда более 800 тысяч мигрантов из Молдовы, хотя эти цифры очень спорные: в 1990-м численность населения республики превысила 4,3 млн. человек. То есть, с Левобережьем население сократилось более чем на 1,3 миллиона человек. Тем не менее, даже проблемой «российских» мигрантов, составляющих часть его потенциального электората, г-н Додон занимался сравнительно мало, добился лишь нескольких амнистий для «трудовых» переселенцев из РМ. Собственно и на выборах 2020 года, когда Игорь Николаевич располагал всей необходимой полнотой власти, контролируя пост президента, правительство и парламент, он не озаботился полным вовлечением молдавской диаспоры в РФ в процесс голосования. А «европейская» диаспора, которая в подавляющем большинстве относилась к Додону враждебно, вообще не вызывала у него никакого интереса, и он проблемами этих соотечественников не занимался.

Другой серьезный и обещанный им, несмотря на немалые усилия, проект – обещание Додона объединить правый и левый берега Днестра. Однако все свелось к нескольким, ничего не значащим встречам с В.Красносельским, который относился к Додону с изрядной долей презрения. Тираспольская пресса вообще регулярно поносила Додона на все лады, обвиняя его во всех смертных грехах и напоминая темные страницы его биографии, вроде истории с голосованием за Н.Тимофти в 2012 году. Никаких реальных подвижек в деле приднестровского урегулирования Додон не добился.

Следующая громкая цель – «борьба с унионизмом» – тоже потерпела оглушительный крах. Предполагая поначалу подготовку закона о запрете унионизма и пресечение деятельности унионистских организаций руками СИБ, Додон в итоге свел эти планы просто к разговорам об унионистской угрозе – никаких реальных шагов не предпринял.

«Полная проверка происхождения средств и активов служащих, судей, сотрудников органов прокуратуры и членов их семей», с наказанием «всех виновных» и даже с «конфискацией имущества» последних, тоже оказалась пустым пшиком. До сих пор неизвестно о каких-либо «полных проверках» госслужащих, какие бы должности они при Додоне ни занимали, тем более, об их наказании, да еще и с конфискацией.

Тут мы вплотную подходим к клятвенному обещанию отца нации потребовать привлечения к ответственности всех виновных в краже миллиарда и разрушении страны, к данному им обету создать президентскую комиссию по расследованию хищения миллионов леев и наказать всех виновных. Однако никто из укравших миллиард воров по сей день не выявлен, не говоря о том, чтобы посадить их в тюрьму или вернуть в казну похищенное. А «снятие бремени миллиарда с плеч граждан» свелось к простому принятию Закона, который, по существу, чуть ли не открытым текстом предлагал государству взять для этого денег у НБМ (да и тот был принят уже после окончания срока президентства). Экономист по образованию и даже бывший министр экономики при Воронине, Додон не мог не понимать, что такое решение вызвало бы в стране колоссальный всплеск инфляции и рост цен на все основные товары. Тем не менее, из популистских соображений Додон на его принятие пошел.

Может быть, Игорь Николаевич серьезнее отнёсся к другому своему начинанию – созданию конституционной комиссии, которая должна была осуществить серьезную ревизию действующего Основного закона, чтобы он лучше соответствовал требованиям правового государства? Ничего подобного. Несмотря на действительно очень серьезных юристов, вошедших в её состав – вроде экс-председателей КС В.Пушкаша и Д.Пулбере – комиссия так и не выдала конкретный проект по пересмотру действующей Конституции, и не по своей вине.

Наверняка читатели уже потерялись в этой длинной череде обещаний экс президента РМ, но ведь из песни слов не выкинешь. Говорил Игорь Николаевич о создании Истории Молдовы и введении одноименного курса в учебные заведения Молдовы. Что сделал?- Из печати трехтомник на русском и румынском языках вышел, однако учебником истории для школьников или студентов не стал. Учебный курс «Истории Молдовы» вообще не был разработан, хотя необходимыми для этого кадрами Додон располагал. Более того, Институт международных отношений – единственный вуз, где были собраны преподаватели, которые хотя бы отчасти придерживались взглядов, обозначенных в упомянутой Истории Молдовы – Додон вообще ликвидировал, объединив его с Академией публичного управления, несмотря на все протесты руководства вуза.

Еще более важным стал бы, будь реализован, другой замысел Додона – «Комфортабельное село». Проект предполагал, а, точнее, сам Додон говорил, что в каждом населенном пункте появятся минимум один детсад, начальные школы, медпункты, аптеки, будут реабилитированы дороги, и осуществлены прочие инфраструктурные цели. Фактически, Додон и Ко позабыли об этом обещании еще до конца избирательной кампании 2016 года, так как после принятия присяги Додон этот пункт своей программы больше никогда не упоминал.

Как видим, реализация десяти очень важных проектов могла бы серьезно изменить жизнь в Молдове к лучшему, но они остались лишь в Додоновых речах. Никакого покаяния или извинений от него за их провал народ не дождался, видимо, Додон считает это ниже своего достоинства. Даже сомневаться не приходится, что при подготовке к досрочным парламентским выборам, уже почти неизбежным, этот господин  начнет увлекать всех нас, потенциальный электорат, новыми фантастическими призывами. Однако кому, а, главное, зачем нужен якобы левый политик-прожектёр, который скармливает своим согражданам словесную трескотню вместо реальных дел? Ответ на этот вопрос, полагаем, даст сам молдавский избиратель.

 

Руслан ШЕВЧЕНКО,

политический аналитик, доктор истории

специально для kommersantinfo.com