Домой Политика Майя Санду: «Если меня пригласят в Россию, поеду»

Майя Санду: «Если меня пригласят в Россию, поеду»

296
ПОДЕЛИТЬСЯ

Новый президент Молдовы Майя Санду рассказала в интервью DW о том, как ее поздравил с победой Владимир Путин, о предстоящем визите в Украину и своем отношении к выдаче российских паспортов жителям Приднестровья.

DW: Президент Владимир Путин до последнего не поздравлял Джо Байдена, победившего в США на президентских выборах. А вот вас он поздравил с победой одним из первых  еще до того, как ваш оппонент Игорь Додон признал предварительные результаты выборов. Это говорит об особом расположении к вам?

Майя Санду: У Республики Молдова достаточно серьезная повестка по отношению к Российской Федерации, то есть, у нас есть много вопросов, над которыми мы должны работать. Например, торговля. Мы хотим полностью восстановить наш экспорт в Россию. Это и проблемы людей, которые работают в России. Нам нужно создать хорошие условия для них, решить вопросы социального обеспечения. И, конечно, есть проблема приднестровского конфликта. Я буду работать для того, чтобы помочь решить эти вопросы.

 И все-таки. Жест Владимира Путина вас порадовал или напротив?

— Мне кажется, что это нормально для двух стран, которые хотят, чтобы между ними были нормальные отношения.

 Вы считаете, что он протянул вам руку?

— Я надеюсь, что у нас будут хорошие отношения — между Республикой Молдова и Россией. И я со своей стороны сделаю все возможное, чтобы мы могли решить те проблемы, о которых я говорила.

 Сразу после оглашения предварительных результатов выборов вы получили приглашение совершить визиты в Украину и Румынию. Кто для вас на первом месте, а кто на втором?

— Я не могу сказать, что это более важно, а это менее важно. Я говорила, что одна из первых задач для меня — это восстановление хороших отношений с нашими соседями. На днях состоится визит в Молдову президента Румынии Клауса Йоханниса, а в январе я поеду в Киев, чтобы встретиться с господином Зеленским. И это только начало. Мы очень рады, что визит господина Йоханниса состоится уже очень скоро.

 Вы пригласили господина Йоханниса? 

— Да, когда он меня поздравлял сразу после выборов.

 А Владимира Зеленского почему не пригласили? 

— Потому что он меня пригласил.

 Какие вопросы будут на повестке вашего визита в Украину в январе? 

— Мы хотим восстановить отношения в полном формате. Кое-какая работа была на уровне правительств, но на уровне президентов не было вообще никаких встреч за эти четыре года. У нас есть много конкретных вопросов, на которые мы должны найти решения. Это и вопрос безопасности в регионе, и вопросы нашего пути к Европейскому союзу, те реформы, которые мы должны проводить, чтобы приблизить наши страны к ЕС, и, конечно, вопросы по делимитации границ, по гидроэлектростанции.

 А в Россию вас пригласили? 

— Пока что такого приглашения не было.

 А если будет — поедете? 

— Поеду, если будет такое приглашение.

 Вы почувствовали российское вмешательство в предвыборную кампанию в Молдове?

— Из прессы мы знаем, что у господина Додона были консультанты, я так понимаю, из России. Вопрос в том, были ли в отчетах все расходы на этих консультантов. Это, я надеюсь, выяснят наши органы государственной власти. Мы (для этого. — Ред.) обратились в суд.

 Министр иностранных дел Венгрии, который недавно посетил Молдову с визитом, обвинил главу Делегации ЕС в Молдове Петера Михалко во вмешательстве во внутренние дела республики. Известно, что и посол Румынии встречался с кандидатом, занявшим третье место на выборах в первом туре, чтобы, скорее всего, убедить его выступить в вашу поддержку. Считаете ли вы, что поддержка ЕС помогла вам выиграть выборы?

— Я смогла победить, потому что меня поддержали люди нашей страны. В то же время все эти годы, когда мы боролись за свободные и честные выборы, Европейский союз всегда был рядом с гражданами Молдовы. И когда власти пытались сделать так, чтобы выбор не был свободным, от ЕС были четкие сигналы о том, что органы власти должны соблюдать демократический порядок. Мы благодарны Евросоюзу и другим внешним партнерам, которые помогли гражданам нашей страны, чтобы у нас были соблюдены эти демократические устои.

 Уже почти 30 лет Молдова пытается с помощью других стран-посредников разрешить приднестровский конфликт. Продвинуться в этом вопросе не удалось и вашему предшественнику. Почему? 

— Это вы должны спросить у него.

 А какие конкретные шаги собираетесь предпринять вы? 

— Во-первых, для нас граждане Приднестровья — это граждане нашей страны, и мы должны удостовериться, что их права соблюдаются, это самое важное. Мы хотим продолжить меры по сближению людей с обоих берегов Днестра. Мы должны сделать так, чтобы люди с левого берега Днестра в один прекрасный день увидели, что качество жизни на правом берегу лучше. Надо, чтобы все люди захотели решения этого вопроса. И, конечно, мы должны бороться с контрабандой и коррупцией.

 Сразу после выборов вы заявили о необходимости вывести российские войска из Приднестровья. Заявление, откровенно говоря, не новое. Об этом говорили и ваши предшественники, но именно на ваши слова так остро и быстро отреагировала Москва, назвав предложение безответственным. Почему была такая реакция? 

— Это всегда так происходит. Есть позиция Республики Молдова и есть позиция России. Меня спросили, какая позиция нашей страны — я ответила, они ответили своей позицией. Сейчас нужно сесть (за стол переговоров. — Ред.) и найти решение этого вопроса.

 Если предположить, что российских миротворцев там не будет, то кто может их заменить?

— По поводу ОГРВ (Оперативная группа российских войск в Приднестровье. — Ред.) нет никакого согласия со стороны правительства Республики Молдова. Это первый вопрос. И второй вопрос — это вооружения, которые находятся на территории Республики Молдова и которые нужно вывезти. Мы говорили в прошлом году об этом, и со стороны Москвы было согласие с тем, что нужно утилизировать и вывезти боеприпасы.

 Предположим, что конфликт удалось урегулировать, что делать с российскими паспортами, которые выдали на незаконных основаниях. Вы лишите людей российского гражданства? 

— Жители Приднестровья — это граждане Республики Молдова. Это их страна, и, конечно, процесс будет сложным, по всем вопросам, но это единственный путь, другого — нет. Мы должны работать, чтобы сблизить людей, чтобы, в конце концов, мы смогли найти и внедрить политическое решение.

Фото: kommersant.ru