Домой Аналитика Чубашенко: Есть ли у Кику совесть?

Чубашенко: Есть ли у Кику совесть?

296
ПОДЕЛИТЬСЯ
Все спорят, как можно отправить в отставку правительство Иона Кику, и как спровоцировать досрочные парламентские выборы, которых хочет две трети населения Молдовы. На второй вопрос ответ очевиден: поскольку этот парламент сам уходить не хочет, люди (тысяч десять, но лучше двадцать) должны прийти к этим депутатам с пониженной социальной ответственностью и попросить их с вещами на выход. Ответ на первый вопрос еще более очевиден: Кику должен сам подать в отставку, если у него есть хоть капля человеческой совести.
Мандат правительства Кику истек. Обращаясь в ноябре 2019 года к парламенту с просьбой выразить вотум доверия программе и составу своего кабинета министров, кандидат в премьеры Кику сказал: «Принимая во внимание статус миноритарного правительства, созданного с целью исправления создавшегося тяжелого положения в большинстве областей социально-экономической жизни Республики Молдова, временные рамки данной Программы ограничиваются периодом до президентских выборов осенью 2020 года». Президентские выборы осени 2020 года завершились, соответственно, временные рамки мандата, который просил и получил от парламента Кику, исчерпаны. Ни за какой другой вотум доверия для Кику депутаты не голосовали. Другого мандата у премьера и его правительства просто нет. Если Кику хочет обновить свой завершившийся мандат, он должен снова прийти в парламент и попросить депутатов выразить ему еще один вотум доверия, который не будет ограничиваться президентскими выборами. Такова юридическая сторона дела, что бы там ни говорили юристы. Но мандат Кику неполноценный не только с правовой, но и с политической, и с моральной точки зрения.
Хотя должность, которую занимает Кику, называется «Премьер-министр Республики Молдова», его нельзя считать легитимным главой правительства именно Молдовы. Кику — личный премьер-министр без пяти минут экс-президента Игоря Додона, который с треском проиграл выборы, и тем самым уже понес политическую ответственность перед избирателями. Соответственно, субсидиарную ответственность должно понести и правительство Додона во главе с Кику. Если у него есть не только совесть, но и здравый смысл, он должен сам это понимать — и уйти.
У Додона совести нет. Слово «Додон» давно стало синонимом лживости, фарисейства, жадности, коррумпированности, непомерного тщеславия и жажды власти любой ценой. Додона уже не исправишь. Но ведь Кику, без сомнения, считает, что он не такой. Наверняка он видит себя порядочным, честным, непродажным, неполживым человеком, у которого совесть точно есть, и который не станет до бесконечности удовлетворять прихоти переблудившего со всеми Додона и его нового политического партнера Шора.
Говорят, что Кику — хороший финансист, работал во Всемирном банке, как и Майя Санду, и как профессионал, он очень переживает за бюджетные законы. Для него важно, чтобы дебет сошелся с кредитом, чтобы дефицит был покрыт, и чтобы все колонки с цифрами были красиво оформлены в законные рамки. Пусть так. Так или иначе, парламент примет эти бюджетные законы. В конце концов, утверждение бюджета — это не подвиг, а самое рутинное занятие, которым должны заниматься правительство и парламент. Доведи это дело до ума, если без этого никак не можешь, и уходи в отставку. Докажи, что ты ответственный человек, у которого есть совесть и здравый смысл. Не цепляйся любой ценой за «сладкую парочку» Додон-Шор. Не позорься. Уйди сам, и открой дорогу для назревших перемен.