Домой Политика Московский комсомолец: Молдова осталась без русского языка из-за Додона

Московский комсомолец: Молдова осталась без русского языка из-за Додона

341
ПОДЕЛИТЬСЯ

21 января Конституционный суд Молдовы признал не соответствующим Конституции законопроект, который вернул русскому языку статус языка межнационального общения.

Это не понравилось оппозиции, которая обратилась с запросом в КС, утверждая, что данный закон якобы дискриминирует молдаван и представителей других нацменьшинств Молдовы. Оппозиция также считает, что новый закон обременит чиновников дополнительными обязанностями, пишет «Московский комсомолец».

История вопроса такова. Под занавес существования СССР в Молдове был принят закон «О функционировании языков на территории Молдавской ССР», согласно которому русскому языку присваивался статус средства межнационального общения. Понятно, зачем это было сделано: чтобы русскоязычные граждане, которых в Молдове было абсолютное, подавляющее большинство, не слишком противились выходу Молдовы из СССР. Дескать, ничего страшного не произойдет, будем, как прежде, говорить и на русском, и на молдавском, только молдавского станет чуть-чуть побольше.

Однако курс на вытеснение русского был взят, и в июне 2018 года Конституционный суд Молдовы признал этот закон устаревшим. Тогда же был введен запрет на трансляцию в теле- и радиоэфире программ из России.

16 декабря прошлого года по инициативе тогда еще президента Игоря Додона особый статус русскому языку был возвращен. И вот КС его отменил. В связи с этим решением представитель Партии социалистов Молдовы Богдан Цырдя обвинил нового президента Майю Санду в том, что она «плюнула в лицо десяткам тысяч русскоязычных граждан». Но имеет ли Санду какое-то отношение к решению Конституционного суда?

Специально для «МК» тему прокомментировал председатель молдавского общественного совета «За свободную родину» Игорь Тулянцев.

— Меня не нужно убеждать в том, что русский язык должен в Молдове иметь особый статус. – сказал Тулянцев. – Более того, я считаю, что он должен иметь статус второго государственного языка. Большинство граждан нашей страны являются носителями русского языка, знают его и используют в своей повседневной жизни. Но то, что сделал Игорь Додон, не поддается никакой критике.

— Что вы имеете в виду?

— Он просто решил политически продать эту популярную среди населения тему русского языка. Он мог действительно повысить статус русского языка в то время, когда имел большинство в парламенте, свое правительство и находился на посту президента. Но тогда он об этом не думал. Проведя эту историю в парламенте, объединившись для этого с осколками партии Плахотнюка и блоком «За Молдову!», куда входит партия Шор и несколько депутатов, которые ранее выступали за запрет российских каналов, он просто дискредитировал эту тему. Более того, эксперты считают, что при принятии этого закона действительно был нарушен регламент. Додон добился именно того, чего он хотел: устроил пиар-акцию вокруг этой темы, чтобы показать своему электорату и внешним партнерам в РФ, что только он может бороться за права русскоязычных граждан в республике.

— Какая разница, кого он привлек в союзники? Важен результат.

— У Плахотнюка сегодня антирейтинг 99%. Вас морально никак не задевает, что его люди, которые ранее голосовали за запрет российских каналов, за выдворение российских чиновников теперь пытаются отмыться с помощью русского языка? Меня это задевает. И задевает еще в большей степени то, что тема русского языка успешно продается. А с другой стороны, было сделано все возможное для того, чтобы КС отменил это решение. Никто на самом деле не хотел давать особый статус русскому языку. Если бы такое желание у Додона и его соратников было, они бы это сделали тогда, когда имели конституционное большинство, свое правительство и президента. Никаких проблем бы не было.

— А роль Санду в этом есть какая-то?

— Санду – никто. Она просто президент, который в Молдове имеет полномочий не больше, чем английская королева. Она не может влиять на решения КС.