Домой Политика Усатый: Все те, кто работал на Плахотнюка, сегодня работают на Додона (Интервью)

Усатый: Все те, кто работал на Плахотнюка, сегодня работают на Додона (Интервью)

250
ПОДЕЛИТЬСЯ

Лидер «Нашей партии» Ренато Усатый, который дважды побеждал на выборах мэра Бельц, в 2020-м претендует на пост президента Республики Молдова.

Об этом он заявил в интервью для Europalibera.

Свободная Европа: Поступит ли в Молдову российский кредит в размере 200 млн евро?

Ренато Усатый: Не могу вам этого сказать, тут все зависит от того, насколько уверенно Додон будет убеждать россиян в том, что у него есть шансы на победу. В России говорят вполне определенно: «Если Додон выходит [во второй тур] с Майей Санду, то шансов победить у Додона мало, но все же они есть. А вот если выходит Усатый, то Усатый его сделает!..» — ведь у меня есть поддержка и правоцентристских избиратели, и сторонников левоцентристов.

Я уверен в имеющейся у меня информации — русские знают, что Додон становится все слабее и слабее, а потому 200 млн могут лишь наполнить его карманы перед уходом из власти… Положение у Додона крайне сложное, и я вас уверяю, что он даже не сможет присутствовать на моей инаугурации, во время моего вступления в должность президента! Впрочем, интернет в Ростове быстрый, так что…

Свободная Европа: Г-н Усатый, откуда у вас столько информации? Кто поставляет вам эти сведения?

Ренато Усатый: Знаете, откуда? Когда-то…

Свободная Европа: Столько информации может быть, наверное, лишь у сотрудника ФСБ…

Ренато Усатый: Тогда и Kroll — это ФСБ, и порт в Одессе — тоже ФСБ… Слушайте, есть люди… Когда я получил отчет Kroll, то ведь к тому времени я уже года четыре говорил о нем.

Свободная Европа: Так откуда у вас столько сведений?

Ренато Усатый: Люди мне доверяют, потому что я все делаю открыто, и у меня не бывает вариантов, что, мол, об этом я говорю, а вот эту информацию лучше попридержим, пригодится для шантажа!.. Любую поступающую ко мне информацию, связанную с коррупцией или каким-либо иным беззаконием, я предаю огласке, так я поступал ранее, так я делаю сейчас, так я буду поступать и впредь.

Сколько всего мною было опубликовано, несмотря на то, что… Помните, Юрие Лянкэ говорил, что он был «всего лишь» премьер-министром? Так я — «всего лишь» мэр Бельц. А если я займу пост президента или другую официальную должность национального уровня, то вы только представьте, сколько всего узнают граждане!..

«Люди добрые, смотрите, что тут у нас происходит. На днях в СИБе были созданы две группы. В группе Майи Санду — семь человек, в группе Ренато Усатого — восемь». Они так и называются — «группа Майи Санду» и «группа Ренато Усатого».

Свободная Европа: И кто же их создавал?

Ренато Усатый: Руководство Службы информации и безопасности, поскольку прокуратура неоднократно отказывала…

Свободная Европа: СИБ сформировал эти группы?

Ренато Усатый: Да, поскольку спецоборудование для прослушек есть лишь у СИБа. Многие говорят, что оно есть и у МВД, но это не так, и потому министерству внутренних дел приходится обращаться в СИБ. А у сотрудников СИБ есть спецтехника, ведется учет… Но там, например, Майя Санду — это «проект Сăprioara [„Козочка“]» — никто не пишет, что это «прослушка Майи Санду», или что вот тут — дело «гастарбайтера Ренато Усатого»…

Эти группы заняты не только незаконными прослушками, — там все, что было во времена Плахотнюка: и незаконная установка видеокамер, и установка микрофонов в квартирах и офисах, — большинство политиков во времена Плахотнюка шантажировали, там и видео сексуального характера, и прочая грязь…

Свободная Европа: И что, подобные видеозаписи могут появиться в публичном пространстве?

Ренато Усатый: Все те, кто работал на Плахотнюка, все эти специалисты сегодня работают на Додона.

Я участвую в избирательной кампании, и я считаю, что каждый политик обязан отчитаться: «Мэй, а сам-то я что сделал для Республики Молдова за шесть лет?» Я приезжаю в райцентры — в Вулкэнешть, в Дрокию или в Фэлешть — и говорю людям: «Вот сюда я инвестировал три миллиона, а пять миллионов — здесь, а вот это я смог отремонтировать…»

Свободная Европа: Как вы считаете, что будет превалировать в ходе президентской кампании — персональные нападки или же будут мозговые штурмы проблем?

Ренато Усатый: Если говорить о Додоне, то там — исключительно атаки на людей; дело в том, что ни одной реальной проблемы Додон не решил, а потому сегодня он пытается изобретать комбинации: как бы стравить Майю Санду с Нэстасе? Или как бы сделать так, чтобы Усатый вдруг начал атаковать Майю Санду?

Свободная Европа: Сколько денег уйдет на избирательную кампанию?

Ренато Усатый: Я уже делал расчеты по этой президентской кампании, и вот, например, если мы заключим рекламный контракт…

Свободная Европа: Вы нам лучше скажите, сколько вы собираетесь потратить.

Ренато Усатый: Так ведь нет какой-то определенной суммы для всех кандидатов. Я могу вам сообщить, что, судя по нашим расчетам…

Свободная Европа: …которые показывают, что…

Ренато Усатый: …судя по подсчетам, кампания может стоить до 10–12 млн леев. Но это будет означать ежедневное присутствие наших рекламных роликов на всех телеканалах — это обходится дороже всего, и я подсчитал, что…

Свободная Европа: Значит, на проведение избирательной кампании двенадцати миллионов леев хватит?

Ренато Усатый: А у Додона — свыше 20 млн евро, можете даже не сомневаться!

Свободная Европа: Усатый — один из самых богатых кандидатов в президенты, вы задекларировали земельный участок в Молдове и три участка в России, семь домов…

Ренато Усатый: Нет, в России у меня земельных участков больше.

Свободная Европа: Больше трех?

Ренато Усатый: Да, и все они указаны.

Свободная Европа: Семь домов, гараж, три строения, также вы внесли в декларацию дорогие часы. Состояние Ренато Усатого — это сколько?

Ренато Усатый: Все указано в декларации. Пишут, что я самый богатый? Я так смеялся, когда в 2014 году оказался «самым богатым» кандидатом в депутаты!.. Я был тогда на первом месте, а Плахотнюк с его сотнями миллионов евро — на втором или на третьем! Точь в точь — и Додон: все знают размеры его барышей… А я открыто говорю, что у меня есть «Роллс-Ройс», дом в Москве, часы, и я не прячу, как они, деньги по родственникам, братьям да кумэтрам…

Свободная Европа: Вы миллиардер?

Ренато Усатый: Да вы что!.. Поговорим о моих миллионах долларов? У меня было около восьми миллионов долларов по курсу 2014 года, и я все задекларировал — деньги, наличные средства, машины, дома и земельные участки.

Свободная Европа: Вы получали какие-то деньги от «ландромата»?

Ренато Усатый: Г-жа Валентина, люди, которые заявляют, что Усатый там с Плахотнюком, с Платоном — они либо осужденные, либо находятся под арестом, я их вообще никогда в жизни не видел. Платона я знаю…

Свободная Европа: И насколько хорошо вы его знаете?

Ренато Усатый: Я познакомился с Платоном, когда тот стал депутатом Альянса «Молдова ноастрэ» Урекяна. Плахотнюк тогда был в Москве, а Платон вместе с Унтилэ пытался заблокировать назначение Зубко на должность генпрокурора, они тогда были при Урекяне, там было около четырех-пяти депутатов, не помню всех их имен… Урекян тогда продал должность генерального прокурора Плахотнюку. Так вот, Платон пытался заблокировать назначение, а Плахотнюк стучался во все двери в Москве, он был готов сделать все что угодно, только бы чтоб нашелся кто-то, кто может повлиять на Платона.

Я уже говорил об этом как-то… Он тогда пришел к Карамалаку, — кстати, и этого тоже пытаются как-то связать со мной… Нынче Карамалак утверждает, что всю жизнь занимался сельским хозяйством!.. Был фермером в ландромате, покупал у Платона электричество, или еще что-то…

Свободная Европа: У вас были с Платоном общие дела?

Ренато Усатый: Никогда у меня не было никаких с ним дел.

Свободная Европа: Точно не было?

Ренато Усатый: Г-жа Валентина, еще раз повторяю, что у меня не было никаких деловых отношений, мы с Платоном разговаривали, я видел его мельком несколько раз после того, как он вышел из тюрьмы.

Свободная Европа: И какие у него планы, что он собирается делать?

Ренато Усатый: Я связался с ним, чтобы он четко сказал, что все те бомжи, которые выступают с декларациями, — бывшие партнеры по ландромату…

Свободная Европа: Вы его позвали на разговор?

Ренато Усатый: Да, я хотел выяснить, что вообще там… Я был очень удивлен — знаете, когда Платон сидел в тюрьме, на него давили и из России, и со стороны Додона, русские выдвигали условия, мол, если хочешь, чтобы твоя сестра оставалась на свободе… Она была причастна к ландромату, она фигурирует в том деле.

Свободная Европа: Да, было расследование.

Ренато Усатый: Ему сказали: «Мы освободим твою сестру, а ты дашь нам показания, что Усатый был твоим партнером по «прачечной», что его партия получала деньги от ландромата… Но Платон на это не пошел! Я его спросил: а откуда столько благородства, и почему ты не согласился с предложением русских? Это был вопрос номер один. И он сказал мне, что те, кто давал показания, говорили, мол, это рассказывал Платон в ресторане десять лет назад, восемь лет назад, в таком вот духе… Но, г-жа Валентина, если мне хоть кто-то предъявит претензии на сто долларов — не на тысячу и не на миллион! — да я тогда сам пойду на пожизненное!..

Свободная Европа: Платон действительно знает лучше всех как исчез миллиард?

Ренато Усатый: Я долго занимался выяснением обстоятельств дела о миллиарде, и я был первым, кто еще в мае 2014 года заявил, что из банков воруют деньги. У Плахотнюка всегда была та стратегия, в которой, насколько я помню, участвовал и Шор, и Филат… Если бы Плахотнюк посадил Платона из-за «прачечной», то Платона бы из тюрьмы не выпустили.

Свободная Европа: Кто помог ему выйти на свободу?

Ренато Усатый: Никто ему не помогал, это все спекуляции.

Свободная Европа: И все же интересно, что будут делать избиратели во втором туре…

Ренато Усатый: Как это что? Будут голосовать за Ренато Усатого.

Свободная Европа: Дело в том, что беседовала со сторонниками Илана Шора, и они говорят, что могут поддержать во втором туре Игоря Додона. Беседовала и с представителями Демпартии — они сказали, что пусть их избиратели сами принимают решение о том, за кого голосовать во втором туре. А вот вы — если вы не пройдете во второй тур — как вы распорядитесь своим электоральным капиталом?

Ренато Усатый: Давайте поговорим об этом после первого тура. Но в одном вы можете быть уверены: Игорь Додон президентом Республики Молдова не будет!

Допустим — не думаю, что будет так, но представим, допустим, что Усатый — на третьем месте, с 18-ю процентами. И все граждане Республики Молдова, все партнеры увидят реальный потенциал Усатого, а не то, что там рисует Додон. Правильно? А потом у нас досрочные парламентские выборы…

Свободная Европа: А какие вы видите поствыборные сценарии?

Ренато Усатый: После выборов… Додон лжет, когда говорит, что хочет досрочных выборов. Додон пытается сохранить свою коалицию. Сегодня у Додона 37 депутатов, а после того, как он проиграет президентские выборы, максимум, на что смогут претендовать социалисты, — это 20 процентов. Тот, кто выиграет президентскую гонку, сразу получает на досрочных выборах парламента 40 процентов. И зачем же Додону менять 37 депутатов на 20?.. Плюс — исчезает Паша Филип с частью людей Плахотнюка, да еще и Канду не преодолевает избирательный порог, так что…

Свободная Европа: А Ион Кику остается на посту премьер-министра?

Ренато Усатый: Нет, придет Пушкуцэ. Додон сначала вел переговоры с Кику о том, чтоб сымитировать уход премьера, но теперь уже даже Кику понимает, что Додон хочет переложить все проблемы на него, — а потому вскоре премьером станет Пушкуцэ.

Свободная Европа: Вы думаете, что подобный сценарий можно реализовать?

Ренато Усатый: Я вам говорю о том, что собирается делать Додон, а сделает он это или нет… Это не мой сценарий, это то, что они планируют.

Свободная Европа: Как власти справляются с кризисом в области здравоохранения? И насколько пандемия и COVID-19 представляют собой угрозу для национальной безопасности?

Ренато Усатый: Очень плохо справляются, а угроза весьма серьезна.

Вот, я специально принес некоторые документы, никто еще об этом не знает… Я получил письмо Центральной избирательной комиссии, которое было отправлено всем мэрам страны, там сказано, что из школ надо убрать избирательные участки. В Бельцах у нас 58 участков для голосования, и 48 из них — в школах. И такая же ситуация в Кишиневе, да и практически во всех населенных пунктах.

Они пишут: «В школах участки не открывайте, ищите другие места!» Но мест нет. Между тем, в некоторых школах открывают и по два, и по три избирательных участка! И вот, вместо того, чтобы думать о решении кризиса… Второго ноября, на следующий день после голосования сотни, десятки тысяч детей по всей стране отправятся в школы. Вы ж понимаете, что в воскресенье на каждом избирательном участке будут находиться тысячи людей? Я уже говорил с коллегами в Бельцах, сказал, чтобы местная комиссия по проблемам здравоохранения срочно обратилась в Национальную комиссию. Вы что, с ума там сошли, второго ноября для школьников надо сделать выходным днем! А они говорят, что избиратели будут приходить на участки в масках! Я уже представляю себе, что это за голосование будет в масках!.. Мы собирали подписи, и в подписных листах встречались умершие — и у меня, и у Нэстасе…

Свободная Европа: Так все же, как власти справляются с коронавирусным кризисом?

Ренато Усатый: Очень плохо! И уже начали делать монополию для семьи Додона, с этим бизнесом с дезинфектантами, — всем рекомендую расследование, которое появилось в Ziarul de Garda. Убедитесь сами, как они там приготовились зарабатывать деньги.

Свободная Европа: Система здравоохранения выживет?

Ренато Усатый: Это смотря что будет осенью. Я постоянно общаюсь с врачами из Бельц и других городов Республики Молдова. Понимаете, если по сей день нет того, что касается базовых элементов для врачей, — мы не говорим о пациентах!.. Это нормально, что Усатый платит врачам из своего кармана, когда это должно делать государство? Я оплачивал их проезд в последние 4-5 месяцев, сейчас не имею на это права по закону, потому что мы уже в кампании, но ведь все это ненормально! Это ненормально — быть единственным в стране человеком, который оплачивает проезд всех врачей, приезжающих из пригородов, там 400 человек в день… Это надо организовать на национальном уровне, а если нет, то…

Свободная Европа: Что вы скажете Игорю Додону после президентских выборов?

Ренато Усатый: Что у него будут хорошие условия содержания в пенитенциарном учреждении № 13 — или где-то в другой тюрьме. Этого в свое время не сделал Филат, этого не сделал Плахотнюк, — а я сделаю там нормальные условия! Все расследования, все судебные процессы будут транспарентными, с наличием доказательств… Есть доказательства — в тюрьму, нет — значит, нет. Но доказательства-то будут, начиная с тех пилотов в Афганистане… Не буду перечислять два десятка направлений, но существуют четкие схемы, в соответствие с которыми Додона необходимо привлечь к ответственности.

Свободная Европа: А Игорь Додон говорит, что ждет в Молдове Владимира Плахотнюка и Илана Шора в наручниках…

Ренато Усатый: Ну, вы что, верите человеку, который питался только из «кульков», зарабатывал таким образом деньги?! Г-жа Валентина, я уже говорил, что Додон брал у меня ежемесячно по 60 тыс. долларов, или когда он уходил от коммунистов — Шор рассказывал, что платил ему, или как уже вся страна увидела Додона с Плахотнюком и тем кульком, да?..

Свободная Европа: Ну, а прокуратура заявила, что денег там не увидела…

Ренато Усатый: Нет, прокуратура говорила корректно, — было уже много дискуссий, много спекуляций на нашей планете, среди бизнесменов и в сфере политики, о том, что нельзя начинать уголовное преследование, если записи сделаны незаконно…

Свободная Европа: Кто победит на президентских выборах?

Ренато Усатый: Кто победит? Я борюсь за победу, но тут главное в том, что проиграет Додон. Все решат граждане, важно отправить его…

Свободная Европа: А Майю Санду вы критикуете намеренно или нет?

Ренато Усатый: Нет, слушайте, я уже несколько раз говорил, что она — честная, но ведь и я в качестве мэра показал, что при Усатом 3-4 года подряд мэрия в Бельцах признается самой прозрачной! Она была министром просвещения, когда она была во власти, я постоянно ее критиковал, да и теперь могу ее критиковать, потому что не согласен с тем, что она делала на посту главы минпросвещения… А была премьер-министр — и я тогда больше критиковал Нэстасе, и уже Андрей Нэстасе расстраивался…

Свободная Европа: Вот, кстати, что вы можете рассказать об Андрее Нэстасе? Каковы у него шансы?

Ренато Усатый: Андрей в качестве министра внутренних дел не сделал ничего. Хотя у него была идеальная платформа, и даже Kroll-2 не особо-то и нужен. Да я бы с трактором был в аэропорту на взлетно-посадочной полосе в первую же ночь, как они стали властью, а они сидели, жали руки, как говорится, „до свидания, наш ласковый Миша!“…

У меня были совершенно другие ожидания, мы протестовали с Андреем Нэстасе вместе, но сегодня, когда я вижу, что вся стратегия Додона построена только на разрушении имиджа Усатого и Майи Санду, становится понятно, что боится он лишь нас двоих.

Свободная Европа: Почему же тогда опросы показывают, что у Игоря Додона пока лучшие шансы на победу?

Ренато Усатый: На встречах с небольшой группой советников Додон признает, что близок к полному краху, а на расширенных заседаниях твердит: есть данные опросов, есть, мол, шансы даже на то, чтобы одержать победу уже в первом раунде!..

А потом на север отправляется г-жа Гречаная, и как вы думаете, какую задачу ставят для всех региональных лидеров ПСРМ на севере страны, от Фэлешть до Бричень? Грозят наказаниями, если у Додона не будет хотя бы 30 процентов в каждом районе. Вы понимаете? Если в 2016 году они установили минимальный потолок в 50 процентов, то сейчас — тридцать! В общем, будет очень интересно!

Свободная Европа: А есть у вас данные внутренних опросов? Что они показывают?

Ренато Усатый: Да у меня есть все, что есть у Додона! В чем там проблема, если говорить по-простому? Дело в том, что Додон и меня пару раз вводил в заблуждение, видя, что я даю цифры сразу на нескольких телеканалах: Додон — 26, Додон — 28… А Додон же понимает, что что-то происходит, и он уже нередко дает фальшивые данные своим коллегам, чтобы посмотреть, как эта информация попадает ко мне, так что и я несколько раз ошибался. Но есть базовый опрос, который я видел, он проводился осенью. Рейтинг Майи Санду там стабильный, не сильно уменьшается, хотя и не растет, то есть, она стоит на месте. А вот Додон постоянно падает. И если в 2016 году у него действительно было свыше 40 процентов, то сегодня у Додона 26. И уже может быть вообще 22 процента…

Свободная Европа: Ну, до 1 ноября ситуация может измениться.

Ренато Усатый: Додон будет использовать исключительно грязь и критику. Они говорили, что это будет чистая кампания, но посмотрите, что уже творится в интернете, все эти новости о том, что в Бельцах полно мусора…

Свободная Европа: При этом, г-н Додон не будет участвовать в дебатах.

Ренато Усатый: Так ведь ему нечего сказать о своих достижениях. У меня — два варианта увидеть Додона. Первый — встретиться на дебатах, но он туда не придет; второй вариант — встретиться с ним в прокуратуре, поговорить, один — свидетель, второй — подозреваемый, перед лицом правосудия… Когда-нибудь мы непременно встретимся с ним.

Свободная Европа: Вы когда-нибудь задумывались, может ли у нас реализоваться сценарий, аналогичный тому, что был в Беларуси после объявления результатов президентских выборов?

Ренато Усатый: Все зависит от того, что намерен делать Додон.

Свободная Европа: Но вы допускаете, что выборы могут быть сфальсифицированы?

Ренато Усатый: Да, конечно! Выборы не получиться подделать с помощью приднестровского фактора, но тут, изнутри… Еще раз вам говорю, Додон перевербовал всех тех, кто фабриковал дела у Плахотнюка, — были тролли, были те, кто занимался черным пиаром, видеосюжетами, секс-роликами… И все они сегодня у Додона. У Додона был единственный учитель — Плахотнюк.

Да, и мы с Плахотнюком тоже были знакомы, знали друг друга, но мы с ним могли пить вино в «Драйве», в ночном клубе, с девочками, а Додон сидел и изучал схемы, людей… То есть, у меня с ним были разные отношения, и у меня не было ни бизнеса, ни тайного партнерства с Плахотнюком.

Свободная Европа: А что, правосудие доставит г-на Плахотнюка в Молдову?

Ренато Усатый: Я не знаю, что там будет делать правосудие, но я уверен, что я его сюда доставлю. Я вот думаю: пусть граждане посмотрят на нас всех — вот Усатый, Додон, Майя Санду… И пусть люди скажут, кто из нас троих больше всего похож на того, кто доставит [Плахотнюка] в страну.