Домой Культура Ковры из Чадыр-Лунги вместо холста: одесситка ищет в живописи «Код идентификации»

Ковры из Чадыр-Лунги вместо холста: одесситка ищет в живописи «Код идентификации»

242
ПОДЕЛИТЬСЯ

Седьмая персональная выставка Ирины Вишневской до 2 октября работает в двух залах Музея западного и восточного искусства (Пушкинская, 9).

Ирина родилась не в Одессе, долгое время жила в Киргизии, затем в Кишиневе, но по духу и делам давно уже считается одесситкой, а свою выставку «Код идентификации» создала в качестве раздумий по поводу поиска своих корней. По мнению художницы и журналистки, тут важно не только происхождение как таковое, но и ощущение близости с той или иной культурой.

Гагаузские винтажные домотканые ковры, молдавские танцевальные мелодии, вкус брынзы и домашнего вина, яркие краски – вот что внушает Ирине трепет. В кишиневском доме ковры подверглись мышиной атаке. Но Ирина все же перевезла их в Одессу, дыры заполнила аппликациями из уцелевших фрагментов других ковров, дополнила живописью, так силуэты из прошлого стали сюжетами «Женщины рода от начала времен по сегодняшний день», «Откровенный разговор», «Первая брачная ночь»…

Такое направление на языке современного искусства называется ресайклинг, хотя сюжетно картины Ирины однозначно обращены в прошлое. Наивная ностальгия расцвела домоткаными розами в музейном зале и проникла в сердце каждого посетителя вернисажа.

«Первые работы серии – это рассказ о патриархальном образе жизни гагаузов и их национальных обычаях («Коляда», диптих «Когда в Чадыр-Лунге танцуют, на небе расцветают цветы»), — говорится в аннотации к выставке. — К середине серии появляются сюжеты, в которых инородные образы и идеи относительно обыденной жизни людей присутствуют пока еще как параллельный мир (триптих «Космонавты в небе над Чадыр-Лунгой»). Но так долго продолжаться не будет. Идентификационный код, а вместе с ним и национальные традиции, медленно, но системно вытесняются, и то, что еще недавно было инородным, занимает их место и становится повседневным («Женщины Чадыр-Лунги вышли на демонстрацию», «Строители коммунизма»).

В заключительных работах серии от национального кода остаются лишь воспоминания в виде нескольких аппликаций роз, позаимствованных у старых домотканых ковров («Саранча», «Хеллоуин») – национальные традиции теперь становятся атрибутом карнавалов, а символами повседневной жизни – инородные образы и идеи».

Организовать выставку помог этно-музей «Фрумушика-Нова», и скоро манекены в зале будут одеты в аутентичные национальные костюмы. На вернисаж многие пришли тоже в национальных костюмах (такой дресс-код объявила автор), но большинство позиционировали себя в качестве одесситов, одетых в хорошую современную одежду более или менее престижных марок.

«По концепции это грустная выставка, а по ощущениям – радостная, — подчеркнул на вернисаже старший научный сотрудник ОМЗВИ Сергей Ильин. – Цепляться за прошлое. Тащить его в будущее бесполезно, да и не нужно. Если бы мы до сих пор считали, что каменный топор нужно жилами привязывать к топорищу и никаких не делать при этом дырок, сидели бы в пещерах по сей день».

Автор: Ирэн Адлер

Фото Александра Синельникова