Домой Аналитика Гагаузия в ожидании 1 ноября: есть ли альтернатива „выбору из двух зол?”

Гагаузия в ожидании 1 ноября: есть ли альтернатива „выбору из двух зол?”

317
ПОДЕЛИТЬСЯ

Гагаузская автономия, которая часто добавляет страстей в национальные избирательные кампании, всего за месяц до президентских выборов остаётся оплотом спокойствия и предсказуемости. Игорь Додон, похоже, уже записал голоса местных жителей себе в актив.

Предпринимать особые усилия для этого ему не понадобилось — его главный оппонент, Майя Санду, проявив недавно к региону робкий интерес, к активным действиям в борьбе за внимание гагаузов так и не перешла. В оставшееся до «дня икс» время главным вопросом остаётся: насколько устраивает такая ситуация самих жителей автономии и местных лидеров?…

Особенности и потенциал гагаузского электората

Гагаузия по своему электоральному потенциалу превосходит любой крупный район страны. По данным Центральной избирательной комиссии, в избирательные списки на предстоящих выборах президента здесь внесены 131 тысяча 118 человек. Это примерно на 25 тысяч больше, чем во втором по численности населения городе нашей страны — Бельцах.

Но особенностью гагаузских избирателей является не столько численность, сколько консолидированное голосование. Если посмотреть на историю избирательных кампаний в регионе, — что президентских, что парламентских, — то мы увидим, что, за редким исключением, гагаузы были склонны делать единодушный выбор, обусловленный их провосточными настроениями и обострённым вниманием к теме полномочий региона. Те силы, которым удавалось подобрать «ключик» к сердцу и сознанию южан (условные «левые», в причудливых политических координатах нашей страны), даже при средней явке получали внушительный запас голосов, который перекрывал неудачи в сложных районах и давал дополнительные 4-5% в общенациональном зачёте. И наоборот — утрачивая впоследствии доверие жителей автономии, эти силы на очередных выборах терпели неудачу.

«Монополия» Додона

Игорь Додон, претендующий на второй президентский срок, является последним по очереди бенефициаром гагаузской поддержки. В 2016 году из 834 тысяч голосов, полученных в свою пользу во втором туре выборов, более 66 тысяч дали ему жители автономии. Майя Санду, для сравнения, получила в Гагаузии 748 голосов. Кроме того, на последних парламентских выборах социалисты, неформальным лидером которых является действующий президент, с лёгкостью «взяли» двух одномандатников в избирательных округах Комрат и Чадыр-Лунга-Вулканешты.

Но отражают ли эти показатели настоящую популярность Додона — вопрос неоднозначный. Оценивая его избирательные успехи, нужно учитывать важный момент: президент в последние четыре года не боролся за лояльность гагаузов и действовал с позиции монополиста. Помогали ему в этом две вещи: отсутствие серьёзных конкурентов, которые могли и хотели бы вникать в проблематику региона и включать её в свои политические цели и, во-вторых, союзнические отношения с руководством автономии.

Додон остаётся фаворитом жителей региона даже несмотря на то, что многие политические обязательства перед гагаузами, которые он брал на себя в статусе президента и лидера социалистов, на сегодняшний день остались невыполненными. В ближайший месяц, вероятно, Гагаузия вновь станет темой его заявлений. Но это не тот уровень, на который рассчитывают в автономии. Пока нельзя даже сказать, что регион занял отдельное место в избирательной стратегии Додона. В условиях, когда избирателей «цепляет» одна лишь приятная риторика, тратить лишние силы и ресурсы никто не станет.

«Самоизоляция» Санду

Майя Санду, получившая в 2016 году в Гагаузии мизерный результат, недавно намекнула, что «на этот раз всё будет иначе». В конце августа текущего года она дала несколько больших интервью ряду комратских СМИ, в том числе общественному телеканалу ГРТ. Тогда же она опубликовала в соцсетях фотографии из Комрата, где она позировала вместе с местными политиками и общественными деятелями. В числе последних можно было узнать многих бывших демократов и коллег экс-башкана, которые, судя по всему, составили ядро учреждённого в автономии филиала PAS.

Эти действия породили определённые ожидания относительно изменений политических раскладов в регионе. Но на этом активность Санду сошла на нет. Позицию главного оппонента Додона по ключевым для региона вопросам местные жители так и не услышали. Гагаузы могут разделять выпады Санду против действующего главы государства, но чтобы заручиться их поддержкой ей нужны более весомые аргументы, так называемая «позитивная повестка» — что она может предложить такого, что не способен предложить Додон.

Даже появление в автономии партийных структур Санду — успех относительный. Это однозначно большой шаг вперёд в истории партии, но, чтобы вывести лидера PAS из политической самоизоляции относительно гагаузского электората, этот шаг должен был произойти намного раньше. В оставшийся до выборов месяц от Санду наверняка последует серия информационных поводов, связанных с Гагаузией. Но без проработанной стратегии эти робкие попытки покуситься на позиции монополиста ни к чему не приведут.

Меньшее из двух зол или…

Для жителей Гагаузии ситуация уже не в первый раз выглядит как выбор между двух зол. «Большее зло» — это Санду, которая пока неясно, что предлагает и, к тому же, не предприняла усилий, чтобы дезавуировать сопровождающие её ещё с прошлой кампании мифы. И «меньшее зло» — это Додон, который не выполнил того, что от него ожидали, но «хоть что-то делает».

Такой выбор является ловушкой для гагаузских избирателей. В поисках выхода из неё некоторые местные политики предлагают бойкотировать президентские выборы. Аргументы авторов такой идеи в том, что массовый невыход на участки станет политическим протестом гагаузов, после которого власти страны обратят внимание на проблемы региона. Массового отклика бойкот вряд ли получит — хотя бы потому, что о нём говорят отдельные активисты, у которых нет за плечами существенного организационного и медийного ресурса.

В любом случае идея пересмотра отношений с политическим руководством Республики Молдова остаётся актуальной для Гагаузии. Для одних в Кишинёве это означает риски, а для других — возможности. Инициаторами же диалога о новых принципах взаимоотношений с властями или оппозицией, могут стать только гагаузские политические лидеры и общество.

 

Вячеслав Крачун для ipn.md