Домой Культура Юрий Генов: Архитектор и скульптор, преобразивший Чадыр-Лунгу

Юрий Генов: Архитектор и скульптор, преобразивший Чадыр-Лунгу

262
ПОДЕЛИТЬСЯ

 В центральном парке Чадыр-Лунги находится скульптурная композиция, знакомая не только каждому жителю города, но и любому гостю города, которому хотя бы однажды довелось здесь побывать. В отличие от множества безымянных архитектурных композиций, эта имеет название — «Счастливое материнство».

Монумент посвящен материнству и изображает молодую женщину, держащую на коленях младенца. Руки малыша находятся в руках женщины и широко раскрыты навстречу миру. Символизм этой скульптуры невероятно глубок и трогателен: перед ребенком лежит целый мир, перед ним — вся жизнь, а мать (как символ родительской любви и надежности) всегда будет рядом, будет поддерживать, прикрывать спину и держать за руку, что бы ни произошло.

» alt=»» aria-hidden=»true» />

Скульптура Юрия Генова «Счастливое материнство» в Чадыр-Лунге. © Gagauznews / Ната Чеботарь

От этой светлой скульптуры веет теплом, она будто заряжена положительной энергией. Неслучайно существует и городская легенда: говорят, что женщины, которые не могут забеременеть, должны потереть пяточку младенца, и их мечта о материнстве сбудется.

Автором и создателем этой магической монументальной композиции является Юрий Генов, работавший архитектором  в Чадыр-Лунге в 70-е годы прошлого века. Как рассказывает старшая дочь скульптора, Инга Генова, живущая ныне в российском городе Бор, прототипом женщины для образа матери в скульптуре стала его супруга Маргарита, которой на тот момент было 27 лет, а прототипом ребенка — его младшая дочь Инга, рождение которой и вдохновило на создание этой композиции.

«У папы был любимый прием — придавать своим скульптурам легкости, оставляя воздух вокруг постамента», — говорит  Инга. И в самом деле, если посмотреть на скульптуру и пофантазировать, можно представить, что женщина с ребенком будто сидит на радуге, все так невесомо и так романтично.

» alt=»» aria-hidden=»true» />

Юрий Генов в мастерской со своей супругой Маргаритой. © Gagauznews / Ната Чеботарь

Чтобы разузнать больше о жизни скульптора, пришлось фигурально углубиться в историю.  В Чадыр-Лунгском историко-этнографическом музее есть кое-какая информация, напрямую связанная с семейством Геновых. Но, как говорит директор музея СтефанидаСтамова, речь идет в основном о матери Юрия Генова, Елене Семеновне, долгое время работавшей в Чадыр-Лунгской библиотеке, а также о его старшем брате Феликсе.

Чуть больше об отце рассказала сама дочь скульптора Инга Генова.

11 июня страшного 1937-го года в Москве у Елены Семеновны Геновой родился второй ребенок, второй сын — Юрочка. Старшему, Феликсу, на тот момент было 5,5 лет. Мало кто думал о том, какие тяготы в действительности предстоит пережить в ближайшее время советскому народу. Спустя несколько месяцев бабушкина подруга прибежала вечером к ней в дом и сообщила: «Лена! Твой муж (Николай Лунегин — прим. автора) арестован! По работе дипмиссии СССР в Саудовской Аравии написаны доносы! Я печатала списки тех, кого завтра вызовут на допрос, там есть и твое имя… Беги, Лена!»

Хрупкая, но очень сильная женщина, наша бабушка взяла своего новорожденного малыша на руки, старшего сына — за его крошечную ручку, сумку с наспех собранными вещами – на плечо и бросилась на вокзал. Мысли лихорадочно скакали: куда бежать, куда податься, где спрятаться и спасти детей? В Молдову, к братьям? В Сибирь? В Ленинград?.. Решила бежать на юг, на погранзаставу, и там устроиться работать переводчицей. В пути она «потеряла» свои документы на фамилию мужа и… уже больше никогда в жизни его не увидела. На полустанках бабушка часто пересаживалась, выходила из поезда и по два-три дня жила у чужих людей, чтобы передохнуть, помыть детей, покормить их горячей пищей.

В одну из таких «пересадок» случилось страшное: младший сын заболел дизентерией. Изможденная многодневным недосыпанием и тревогой, Елена Семеновна послушала совета попутчицы — дать малышу крепкого бульона с чесноком. На очередной станции обе женщины вышли из поезда и купили у колхозницы петуха, сварили из него бульон, сквозь марлю отжали чесночный сок и дали его Юрочке. Ребенок жадно пил из стеклянной бутылочки, а мать думала: «Если и умрет, то хотя бы не голодным…»

Но мальчик выжил, вырос и, окончив школу, ушел служить в армию, на Черноморский флот. Три года отдал службе Родине, а потом – работа, семья, дети… Жизнь, как у всех. А в стране уже вовсю шумит «оттепель», пора надежд, исканий, освоение космоса, новых земель, развитие новых форм и видов искусства, новые ритмы и мелодии, смелые эксперименты в строительстве и дизайне…

» alt=»» aria-hidden=»true» />

В мастерской скульптора. © Gagauznews / Ната Чеботарь

Юрий Генов добровольно отправляется  на целину, учится основам строительства, играет на многих музыкальных инструментах, великолепно рисует, самостоятельно учит французский язык. По возвращении поступает во  Львовский архитектурно-строительный институт, где легко и непринужденно общается на французском с преподавателями, шутит, сыплет пословицами.

Фантастическую трудоспособность, отличные результаты в учебе и жизненный опыт высоко оценили в руководстве вуза и после окончания пригласили Юрия Генова остаться при нем в качестве преподавателя. Но молодого специалиста тянуло домой, к маме, в ЧадырЛунгу. Ему хотелось скорее перевезти сюда жену и дочь, обустроиться и украсить любимый родной город, где прошло детство.

» alt=»» aria-hidden=»true» />

Композиции «Строитель» и «Комсомольцы» в Чадыр-Лунге. © Gagauznews / Ната Чеботарь

» alt=»» aria-hidden=»true» />

Монумент у въезда в город в своем первозданном виде. © Gagauznews / Ната Чеботарь

«В Чадыр-Лунге мы жили с лета 1972 по март 1975 года. Все, что создал там папа, до сих пор радует людей: милая девушка с корзиной на плече и надпись «Чадыр-Лунга» (его шрифтом!) на стеле при въезде в город, мать с младенцем в парке, а еще где-то была часовня с крестом (чего в советское время не положено было делать, поэтому ее разрушили). Жизнь была, в целом, счастливой и радостной, но и недовольство партийных работников давало о себе знать, у отца нередко случались разногласия и сложности по работе,  –  делится воспоминаниями Инга Генова. –  В марте 1975 года мы с семьей переехали в город Бор Горьковской области. И снова папа ушел с головой в свою стихию, став главным архитектором города и района. И снова в полную силу размахнулся полет творческой мысли и начался бесконечный труд, и поездки во Львов, в родной институт за советом — все ради монумента в честь Победы! Эта масштабная работа воздвигнута на центральной площади и сегодня является украшением города».

» alt=»» aria-hidden=»true» />

Скульптура Юрия Генова во Львове. © Gagauznews / Ната Чеботарь

Отдельного упоминания заслуживает мать Юрия, Елена Семеновна Генова, уроженка ЧадырЛунги. Эту женщину можно по праву назвать легендой. На ее долю с юного возраста выпало немало испытаний, а жизнь была сложной и ухабистой, как и сами тогдашние времена.

Как свидетельствуют старые семейные записи, с 1909 по 1917 годы ей пришлось зарабатывать на пропитание прислугой, следующие несколько лет, до 1920 года – разнорабочей; в 1920-22 годах – член ЧК в Одессе; в 1927-29 годы работала на 1-й Московской меховой фабрике; с этого же года – член КПСС; с 1932 года была студенткой Московского института востоковедения (особый набор). Работала полпредом в Саудовской Аравии (город Джидда), с 1936 по 1938 годы служила переводчиком в 37-м пограничном отряде в Батуми. С 1938 по 1945 годы преподавала турецкий язык в Московском институте востоковедения, заведовала кафедрой турецкого языка в Высшей школе НКВД.


Елена Семеновна Генова с сыновьями Феликсом и Юрием (справа), ставшим в 1976 году членом Союза архитекторов. © Gagauznews / Ната Чеботарь

После войны мать Юрия Генова вернулась в Чадыр-Лунгу, была избрана депутатом районного Совета, с 1946 года работала директором городской библиотеки. В качестве рецензента в 1957 году принимала участие в разработке гагаузской письменности.

Фото публикуются с разрешения Инги Геновой

gagauznews.md