Домой Аналитика Спасут ли Молдову досрочные выборы?

Спасут ли Молдову досрочные выборы?

256
ПОДЕЛИТЬСЯ

Преодоление нынешнего затяжного внутриполитического кризиса многие политики, эксперты и даже международные партнеры Молдовы связывают, прежде всего, с проведением досрочных выборов в парламент. Но смогут ли они в действительности вывести страну из политического тупика?

О возможности проведения досрочных выборов начали говорить еще в прошлом году, когда три крупнейшие силы, попавшие в парламент, — Партия социалистов, проевропейский блок ACUM и Демократическая партия — долгое время не могли договориться между собой о создании большинства.

В последние месяцы эта идея вновь стала предметом живых обсуждений и дискуссий. Массовый политический туризм народных избранников (и, особенно, скандальный сюжет со Штефаном Гацканом) не только в значительной мере дискредитировал нынешний состав законодательного органа, но и фактически разрушил функциональность правящей коалиции. Последней с огромным трудом все же удалось обеспечить принятие правительством ответственности перед парламентом за пакет оперативных законопроектов, но нет никакой уверенности, что в будущем нового «заблудшего Гацкана» удастся вернуть во фракцию. Не говоря уже о том, что по некоторым данным, из ПСРМ готовится выход еще ряда депутатов.

В этих условиях все большее число политиков и экспертов настаивает на необходимости проведения досрочных парламентских выборов. Например, этой линии придерживаются президент Игорь Додон и лидер PAS Майя Санду. Ряд международных партнеров также недвусмысленно высказались в пользу именно этого сценария. В частности, Европейский союз, который через Дональда Туска назвал нынешний парламент «дисфункциональным», а также, по всей видимости, Россия, продвигавшая эту идею еще в прошлом году.

Недавнее решение Конституционного суда отсрочило досрочное голосование, как минимум, до момента окончания президентской гонки. Теперь наиболее реалистичный срок новых выборов в парламент — весна 2021 года. Тем не менее, даже после этого многими игроками досрочные выборы рассматриваются чуть ли не как панацея от всех проблем. Но насколько в действительности они способны изменить текущие расклады?

В этом смысле интересно обратиться к последним социологическим исследованиям, которые регулярно проводятся на территории республики. Сразу стоит отметить, что всецело полагаться на эти данные сложно — практически все подобные изыскания в Молдове ангажированы в ту или иную пользу, и разница в их результатах порой уж слишком велика. Но некоторые общие тенденции из всего этого понять можно.

Согласно всем опросам, Партия социалистов остается наиболее популярной политической силой в Молдове. По разным данным, ее готовы поддержать от 29,9% (WatchDog.MD) до 48% (Ассоциация социологов и демографов РМ) из числа тех, кто уже определился со своим выбором. На втором месте расположилась партия «Действие и солидарность» Майи Санду, которой дают от 15% (все та же Ассоциация социологов и демографов) до 34% (Барометр общественного мнения). Интересно, что в некоторых опросах PAS практически сравнялась с ПСРМ, хотя другие и продолжают отдавать социалистом уверенное первое место с большим отрывом от конкурентов. Как бы там ни было именно эти две силы на текущий момент получают наибольшее число голосов и самые большие фракции в новом парламенте. При этом, если социалисты могут примерно повторить свой нынешний результат (36-37 депутатов, в зависимости от дальнейшего развития сюжета с Гацканом), то у партии Санду есть все шансы серьезно прирасти мандатами.

Остальные партии от лидеров серьезно отстают, а их рейтинги находятся в районе преодоления пятипроцентного избирательного порога. Наибольшие шансы просочиться в новый состав парламента — у Демократической партии, платформы «Достоинство и правда» и «Нашей партии». «Олигархические» же Pro Moldova и партия «ШОР», как показывают данные опросов, в законодательный орган не попадают.

При этом важно отметить, что довольно высок процент неопределившихся избирателей — в некоторых исследованиях он достигает 40%, что в перспективе может кардинальным образом поменять все расклады. С другой стороны, возможен и вариант, что эти голоса будут попросту потеряны для всех политических игроков — практически все эксперты прогнозируют снижение явки на досрочных выборах, идея проведения которых не пользуется однозначной поддержкой в обществе.

Даже беглый обзор результатов последних соцопросов позволяет сделать несколько важных выводов.

Во-первых, ни одна из партий не способна претендовать на большинство мест в парламенте. Как бы ни грезил в свое время Игорь Додон единоличным большинством социалистов, даже самые лояльные ПСРМ опросы дают результат меньше 50%.

Во-вторых, в парламенте появляются два возможных коалиционных ядра — ПСРМ и PAS, союз между которыми фактически невозможен (можно представить, что взаимные отношения еще более испортятся на фоне активной фазы президентской гонки двух лидеров этих формирований). Это означает, что обеим партиям придется так или иначе сколачивать вокруг себя большинство с минорными силами, вроде ДПМ, DA или «Нашей Партии», что в принципе делает всю конструкцию довольно неустойчивой. Не говоря уже о том, что прохождение в парламент той же сверхтоксичной партии «ШОР» способно максимально усложнить (как сейчас) все коалиционные расклады.

В-третьих, у нынешних «олигархических сил» в парламенте довольно мало шансов вновь там оказаться после досрочных выборов. Что, однако, вовсе не снимает опасности появления новых фракций-марионеток вроде нынешней Pro Moldova.

Как видно, досрочные выборы едва ли можно считать стопроцентно эффективным рецептом от нынешних внутриполитических болячек Молдовы. Конечно, несложно пересобрать парламентскую конструкцию заново в надежде на лучшее, но можно ли рассчитывать на принципиально новые результаты, если составляющие детали будут плюс-минус теми же?

Что еще более важно, новый парламент будет абсолютно незащищен перед теми угрозами, которые смогли создать хаос в его нынешнем составе. Нет никакой гарантии, что практика депутатского туризма не будет продолжена. Пример Гацкана, который отказывался от 250 и 500 тысяч евро, но на 1,2 миллиона «сломался», показывает, что от любой партии можно оторвать почти любого депутата при подборе нужной суммы вознаграждения. Более того, даже несмотря на вопиющие перебежки, ни одна из нынешних сил в парламенте не предприняла никаких реальных действий по их пресечению и уголовному расследованию уже имеющихся фактов. Даже наиболее пострадавшие ДПМ и ПСРМ.

Все это снова возвращает нас к уже немного потускневшей теме деолигархизации. Пока не будут созданы реальные инструменты, защищающие парламент от влияниях олигархов и массовых закупок депутатов, пока не будут удалены из него все токсичные элементы (почему Канду, уже признанный соучастником по делу об украденном миллиарде, до сих пор на свободе?), никакие досрочные выборы кардинально ситуацию не изменят.

Владимир РОТАРЬ