Домой главные новости Интервью с Ольгой Парзани о проекте SARD, благотворительной деятельности в Гагаузии, цензуре...

Интервью с Ольгой Парзани о проекте SARD, благотворительной деятельности в Гагаузии, цензуре и коррупции

746
ПОДЕЛИТЬСЯ

Здравствуйте, Ольга.
Вы часто бываете в Гагаузии, можете рассказать, о вашей деятельности в автономии?

В Гагаузию я регулярно приезжаю уже более 10 лет и моя основная деятельность в Гагаузии — это благотворительные проекты. Начинала я с того, что собирала гуманитарную помощь в Германии и отправляла ее в Гагаузию. Параллельно я организовала детские летние лагеря в Чадыр-Лунге и первый летний лагерь для женщин пенсионерок в Гагаузии.

В городе Вулканешты я создала и координировала детский центр Жемчужина. Параллельно к этим проектам я сотрудничала с самыми крупными благотворительными организациями в Германии, и мы организовали разные благотворительные проекты на территории Гагаузии. Это были, например, слуховые аппараты для детей всей Гагаузии, Канализация в селе Копчак, водонапорные башни в разных населенных пунктах, ремонт Детского садика и детская площадка в селе Дизгинжа, Конвой рождественских подарков в Гагаузии, летний детский лагерь в Германии для детей из Гагаузии. Ну и разные другие подобные проекты.

Всю свою личную жизнь я выстроила так, чтоб было максимально много времени на благотворительные проекты в Гагаузии. У меня есть одна цель в жизни – помочь изменить жизнь людей в Гагаузии. Чтоб достигнуть этой цели я много благотворительных проектов реализовала и внедряла. Многое у меня получилось, но и многое нет.

Год назад мне наконец-то удалось зарегистрировать свою общественную организацию в Германии, и я сегодня ищу новые пути благотворительности, которые смогут создать позитивное гражданское общество в Гагаузии.

Давно известно, что людям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации, часто приходится бороться с депрессией. Я это называю «депрессия бедности». Это состояние негативных ожиданий, основанное на понимании или убежденности того, что проблемы не могут быть решены при существующих возможностях и действий. Потеря самооценки человека, оказавшегося в ловушке депрессии нищеты, способствует тому, что он видит себя более негативно, чем есть на самом деле, и менее уверен в своих способностях.

И именно с этим я хочу бороться. Все мои проекты и действия сегодня направлены на то, чтоб людям в Гагаузии дать уверенность в своих действиях и помочь понять, что есть выход из состояния бедности и беспомощности. Я хочу способствовать созданию позитивного общества, которое способно само себе помочь и брать на себя ответственность за свои действия и поступки.

Недавно вы начали собственное журналистское расследование вокруг европейских проектов, осуществляемых на территории Гагаузии. Можете рассказать об этом подробнее?

Журналистским его называть нельзя. Я не журналист и делаю это впервые. Но, наверное, во мне где-то маленький журналист спрятался, потому что мне нравиться исследовать и анализировать.

Совместно с экспертами в Германии для моей общественной организации я разработала программу для стартапов, которая разрабатывалась специально с учетом специфики менталитета постсоветского пространства. Понимая, что не каждый человек способен создать свой бизнес и сообщество коллективно находиться в состоянии депрессии, для создания эффективных стартапов в обществе данного менталитета необходимо другие инструменты использовать.

Для этого я решила сама по этой схеме создать стартап в Гагаузии, чтоб сообществу и спонсорам показать, как моя программа работает. Я взяла одну идею и начала искать партнеров в Гагаузии. При этом я столкнулась с тем, что есть необходимые для меня оборудования в Гагаузии которые были закуплены за счет европейских грантов, но они не запущены в эксплуатацию. Это во мне вызвало любопытство, и я начала изучать грантвые программы и изучать, какие ресурсы есть в Гагаузии и как их можно использовать чтобы задействовать уже существующие ресурсы, тем более подумала я, что эти компании были созданы при поддержке Европейских грантов. Ну и последовательно я начала писать о том, что выявляла и после проведенного анализа имею сегодня очень плачевную картину о бизнесе Гагаузии. И сегодня я начинаю понимать почему так сложно иностранному инвестору прийти в Гагаузию и успешно развивать свой бизнес.

Почему Европейские представители в Молдове, не реагируют на явные нарушения в реализации проекта SARD?

Я с ними лично не знакома, но есть разные теории по этому поводу, и я это только с точки зрения проект менеджера могу оценить.

Во-первых, все проекты уже завершены и никому не хочется сейчас в прошлом капаться и выявлять нарушения. Это энергозатратно. Ну и нужны, наверное, ресурсы которых у них сейчас уже нет. Это конечно не профессионально, но допускаю этот факт.

Во-вторых, всем нужна история успеха! Из Молдовы и Гагаузии долгие годы пытаются слепить успешную историю, а получаются лишь громкие скандалы. Я думаю это тоже играет большую роль. Какой менеджер проекта добровольно пойдет к своему начальнику и скажет: я ошибся. Я сделал красивый отчет, но он не верный. Извини, я провалили этот проект. Кто готов так зайти к своему начальнику? Никто. Вот и молчат. Хотя я считаю, что «SARD» не провальный проект, но об ошибках, допущенных в рамках реализации проекта никто и никогда не говорил ни в Гагаузии ни в Молдове, я считаю это плохо. У любого дела есть свои положительные стороны и отрицательные. Если мы говорим о положительных сторонах проекта, то следует поговорить об отрицательных, чтобы в будущем не допустить подобных ошибок и сделать правильные выводы.

В-третьих, это самый сложный для меня момент. Многие жители Гагаузии и работающие так же в Исполкоме люди пишут мне, что близкие к Исполкому люди зарабатывали откатами во всех проектах, и чиновники ЕС об этом знали и молчали.

И тут мы уже сталкиваемся с серьёзными обвинениями и схемами коррупции, которые очень сложно вскрыть и которые могут иметь непредсказуемые последствия и тут всеми начинает управлять страх, а он не лучший наш советник и не редко нас тормозит в наших действиях.

Что можете сказать о цензуре, о свободе слова на территории автономии?

Официально есть свобода слова, но на самом деле это не так. Могу по опыту моих публикаций сказать. Есть подписчики в Facebook которые ставили лайки под моими постами и потом мне сообщали, что поступали звонки или сообщения из окружения Исполкома с скрытыми угрозами в их адрес, и с требованиями убрать мои публикации с их личных страничек. Это людей напугало, и они сегодня не решаются ставить лайки под моими постами. Но все же хочу сказать, что не смотря на цензуру и угрозы в Гагаузии есть достаточно много смелых людей. Благодаря им эта тема продолжает активно обсуждаться среди жителей Гагаузии и я уверена, что это приведет к добрым переменам в Гагаузии.

На ваш взгляд, каковы последствия для Гагаузии, в связи с явными нарушениями распределения европейских денег, насколько нам известно, это более 5 миллионов евро?

Сумма намного выше, но это не самое важное. Последствия очень многогранны. Мне сложно это тут все перечислить, и я не все анализировала, а только грантовые компоненты для бизнеса каждой программы, но я могу некоторые важные моменты назвать.

Грантовые программы имеют эффект как благотворительная помощь, у меня опыта много чтобы заметить это и так говорить. Сегодня мы видим, что в грантовых программах есть грубые нарушения условий этих программ и нет прозрачности в принятии решений этих программ. Это приводит к безнаказанности всех участников программы. Это касается участников программ и их руководителей.

Последовательно это создает благотворную почву для коррупции и серьезный посыл обществу что существует безнаказанность в стране. Делай что хочешь тебе ничего не будет главное быть приближенным к власти. Это очень разрушительная почва для нездорового общества, которое не понимает, что за каждые свои действия нужно нести ответственность и каждое наше действие имеет последствия. Это и приводит к беспомощности и депрессии. А беспомощность и депрессия сидит и ждет, когда же снова кто-то придет и решит наши проблемы.

Поэтому результат многих благотворительных проектов и грантовых программ один и тот же. Общество теряет уверенность в себе и в своих возможностях. Оно становиться беспомощным и им легче управлять. Они ожидают помощи из вне, и не думают, что сами способны выйти из этой бедности. И часто в Гагаузии грантовая и благотворительная помощь не достигает своих истинных адресатов кто действительно в ней нуждается. Это легко проверить, посмотрев кто выигрывал гранты на протяжении последних 4-х лет.

В Молдове коррупция живет в самых высоких эшелонах власти. По вашему мнению Гагаузии это тоже касается?

А чем Гагаузия отличается от Молдовы? Для меня это одно и тоже. Схемы везде одинаковые. И не думайте, что в благотворительных проектах нет коррупции. Есть.

Некоторые коррупционные моменты есть в грантовых программах, и я о них уже писала в моих постах и буду дальше о них писать. Анализируя такие факторы как прозрачность принятия решений и прозрачность в Гагаузии в целом могу сказать, что у любого человека могут возникнуть мысли о коррупции в распределении грантов в этих программах. У жителей Гагаузии до сих пор нет доступа к информации о членах комиссии по грантам во всех программах, к полному списку победителей с указанием полной информации, не только фамилия и имя и выделенная сумма. Какой вид деятельности, на что выделяется грант, что планируется производить. Подробно и прозрачно обсудить все. Но власти Гагаузии по-видимому не хотят этой прозрачности для своих жителей.

Вы, как налогоплательщик своей страны, обратитесь ли в Европейскую Прокуратуру для расследования нерационального использования бюджетных денег посредством проекта SARD?

Да. И не только по проекту «SARD», а по всем Европейским проектам, которые я анализировала по Гагаузии. Я намерена отправить отчет анализа в Европейскую Комиссию, для этого я уже первые шаги предприняла. Но я продолжаю собирать информацию и материалы. Ко мне по-прежнему обращаются жители Гагаузии, которые каждый день мне рассказывают о нарушениях, допущенных в рамках реализации грантовых программ, об откатах, о конфликте интересов, о коррупции и других моментах. Но это все надо проверять и выявлять, потом предпринимать следующие действия.

Я уверена, что жители Гагаузии хотят перемен, они устали от страха, и как житель Европейского Союза чьи деньги в том числе распределяются как грантовые проекты среди своих для власти в Гагаузии я не буду молчать и стоять в стороне. Я готова раскрыть правду и наконец прийти к добрым переменам в Гагаузии.

gagauzyeri.md