Домой Общество Бегство как крик о помощи: зачем дети уходят из дома?

Бегство как крик о помощи: зачем дети уходят из дома?

243
ПОДЕЛИТЬСЯ

Каждый год в Беларуси из дома или интерната убегают более двух тысяч детей. Только в Минске заявления о пропаже несовершеннолетних фиксируются еженедельно. Что толкает подростков на такой шаг и почему сбегают даже от хороших родителей? 

С Сашей встречаемся на улице. Девочке – 13. Она старшая в многодетной семье, где растут еще трое детей.

«Когда уходила, я взяла с собой из холодильника четыре йогурта и заварила себе в бутылке чай. Ну, и двое суток ела йогурты и пила чай. Спала я в лесу, на бревнышке. У меня бревнышко там было», – рассказала Саша.

Из дома Саша ушла после конфликта с мамой.

Бегство как крик о помощи: зачем дети уходят из дома?

«Я неправильно постирала личные вещи. И мама что-то обидное сказала. У меня было такое отчаяние… Я решила: раз меня не любят, я покажу свой характер. Если покажу, что я взрослая и могу без мамы справиться, то они все поймут. Поймут, что меня не надо ругать», – объяснила Саша.

Ночевала Саша в лесу – в трех километрах от родной деревни. Первую ночь провела на озере с рыбаками.

«Я помогала им рыбу ловить. Один мужик спросил, откуда я. Сказала, что из дома ушла. Больше он ничем не интересовался», – рассказала девушка. Мужчины ее не обижали.

Саша говорит: вторые сутки побега оказались более интересными. И сытыми.

«Я побывала на свадьбе. Там потанцевала, салюты посмотрела. Там были и местные, и приезжие. А ближе к ночи, когда все разошлись, я опять пошла в лес и сидела на пеньке», – вспомнила она.

Мобильного телефона у Саши с собой не было – он остался дома. Все это время девочку искала милиция. Это был третий Сашин побег за последний год.

«До этого я уходила зимой. Мы опять поругались с мамой из-за плохо выученного урока – из-за истории», – рассказала Саша.

На третьи сутки ее обнаружили местные почтальоны и уговорили вернуться домой. Там ждала заплаканная мама. Она сказала: «Доченька, больше так не делай! Давай мы с тобой все обсудим, и больше такого не повторится».

С мамой Саша живет последние два года. До этого ребенок по решению суда долгое время проживал с отцом. Когда тот женился, и в новом браке родились дети, девочка оказалась отцу не нужна.

Бегство как крик о помощи: зачем дети уходят из дома?

«Бил меня. Как-то отлупасил шнуром. У меня потом синяки были, а он их разбивал до крови. А однажды я от мачехи получила резиновым крокодилом по лицу. Тоже синяки были. В школе это увидели учителя и сказали, что, если меня родители снова побьют, они вызовут социальную службу», – рассказала девочка.

Конфликты в семье, попытка проявить характер, желание отомстить родителям и даже наказать их. Психологи, которые работают с такими детьми, утверждают: побег из дома – это всегда протест ребенка против семьи, против правил. А еще знак для родителей: нужно менять свое отношение к детям.

Бегство как крик о помощи: зачем дети уходят из дома?

«Они убегают порой от насилия. Или от неблагополучия. И от родителей, которые употребляют алкоголь. То есть убегают от самой обстановки, в которую они попали», – пояснила психотерапевт Елена Тарасевич.

По статистике, детские побеги начинаются примерно с 10-12 лет. В этом возрасте ребенок упрямо отстаивает свою позицию, идет наперекор родителям, которые стремительно теряют свой авторитет. В 13-15 лет подростки воспринимают уход из дома, как большое приключение, и почему-то уверены: этот шаг делает их в глазах сверстников взрослыми и самостоятельными. Дети при этом совершенно не думают о последствиях и о том, что может ожидать их на улице.

«Здесь и наркотики, и различные токсические препараты, потому что, ну, есть же неблагополучные дети из неблагополучных семей на улице. Они могут к этому приучать. А еще случается так, что причиной побега ребенка становится чрезмерная забота и гиперопека родителей. Если еще родители говорят, что я столько денег потратил на твоих репетиторов, что я вкладывал в тебя всю душу, всю свою нервную систему, то очень часто дети, получая неудовлетворительную отметку в школе, боятся возвращаться домой», – рассказала психотерапевт.

Сергей Ковган – руководитель поисково-спасательного отряда «Ангел». Поиском людей – в том числе и несовершеннолетних беглецов – «ангелы» занимаются уже почти семь лет.

Бегство как крик о помощи: зачем дети уходят из дома?

«Заканчивается школьная четверть, либо студенты в институте начинают сдавать сессию, и у нас сразу идет значительный всплеск обращений, что кто-то пропал: одни боятся возвращаться домой, получив плохую оценку, другие не сдали зачет. А случалось, и восьмилетних, и десятилетних заявляли», – вспомнил Ковган.

Большинство побегов приходится на теплое время года – проще найти ночлег и раздобыть пищу. Но, как правило, эти поиски заканчиваются очень быстро: по статистике, 99% беглецов находят живыми и здоровыми.

«Ребенок, как в армии, должен быть обязательно чем-то занят. Различные кружки, секции, мероприятия спасают очень часто от таких вот побегов», – отметил Ковган.

Первое, что делают родители в случае исчезновения ребенка, – обзванивают его друзей, звонят в милицию, больницы и морги. И лишь потом, если придет в голову, вспоминают об аккаунтах сына или дочери в соцсетях. А ведь зачастую именно соцсети способны пролить свет на историю исчезновения.

Регистрируясь под выдуманными именами, дети заводят непонятные знакомства, назначают встречи. Поисковики утверждают: к уходу из дома подростка порой провоцируют виртуальные приятели.

«Включается своего рода фантазерство и начинается поиск приключений. Вот, например, в поездку пригласил такой вот виртуальный «друг». И дети срываются с места и пытаются ехать, например, в Россию, на Украину, прихватив из дома сбережения не только свои, но и родителей», – констатировал Сергей Ковган.

В Беларуси нет ответственности за самовольные уходы ребенка из дома – она не предусмотрена ни административным, ни уголовным кодексами. Все, что можно сделать, – это привлечь к административной ответственности родителей, если их дети в возрасте до 16 лет находятся на улице после 23:00 без отца или матери.

В минский приемник-распределитель для несовершеннолетних привозят детей со всей страны. Многие попадают сюда после суда за мошенничество, хулиганство или грабеж. Некоторые из ребят начали свою сомнительную карьеру с побега.

Бегство как крик о помощи: зачем дети уходят из дома?

«Это ребята, которые не желают себя называть. Либо называют себя другими именами. Если личность подростка не установлена, то такие дети попадают к нам», – пояснила начальник приемника-распределителя для несовершеннолетних Лариса Лычковская.

«Курить нельзя. Звонок близким – только с разрешения начальника. Родительский день – среда», – рассказал Данник. В свои 12 лет он стал одним из местных «постояльцев».

«Воровство было – мои друзья машину вскрыли, лодку похитили, а сказали, что я. А на суде сами признались. Ну, и хулиганство у меня было», – продолжил парень.

В приемнике-распределителе Даник чуть больше недели. Ближайший год он проведет в спецшколе закрытого типа.

— А мама интересовалась вообще, кто твои друзья, с кем ты общаешься?

— Да.

— А как ты тогда умудрился такую непонятную компанию себе найти?

— Этих друзей я нашел в лагере – там познакомились.

Бегство как крик о помощи: зачем дети уходят из дома?

— Обязанности домашние у тебя были? 

— Да. А если я плохо себя вел, то лишали компьютера или телевизора.

— Папа с мамой не пьют? 

— Нет.

— А тебя не обижали, не били? 

— Ну, воспитывали же как-то…

— В кружки или на секции какие-нибудь ходил? 

— Да, на борьбу, футбол, китайский бокс.

— Ты сам-то как ощущаешь ту ситуацию, в которой оказался? 

— Плохо.

— Мама с папой приезжают к тебе? 

— Мама в среду приедет.

Сотрудники приемника-распределителя говорят: работать с детьми непросто – настолько они разные.

«Каждая ситуация непохожа, но в индивидуальном порядке ребята раскрываются в полной мере. Практически нет таких, которые бы пытались выглядеть в моих глазах лучше, чем есть на самом деле. Но, знаете, я убеждена: любое правонарушение несовершеннолетнего – это крик о помощи: «Мне плохо! Помогите!» – отметила психолог Наталья Фалевич.

Каждая история – это трагедия и горе. Но порой эта боль приумножается, когда за ребенком приезжают родители, и становится понятно: отдавать девчонку или парня некому. Да и незачем.

«Приходилось детей отдавать сотрудникам ИДН в присутствии родителей. Ребенок категорически не хотел возвращаться домой. И на то были определенные причины: злоупотребление родителями, которое покрывалось ухоженной мамой, которая якобы приехала к сыну или дочери», – рассказала начальник приемника-распределителя для несовершеннолетних Лариса Лычковская.

Бегство как крик о помощи: зачем дети уходят из дома?

Некоторые дети попадают в приемник-распределитель до 30 раз. И статистика печальна: из 100 таких подростков лишь двое в дальнейшем устраивают свою жизнь нормально.

«Сложность в том, что ребенок возвращается в ту же среду», – отметила Лычковская.

Максимальный срок пребывания в приемнике-распределителе для граждан Беларуси – 45 суток. Для иностранцев – 75. А ведь сюда попадают и дети из других государств. За отпущенный законом период необходимо установить личность ребенка, связаться с посольством или общиной и передать подростка законным представителям. «Путешествие», которое началось в дальней стране, зачастую заканчивается в Беларуси.

Бегство как крик о помощи: зачем дети уходят из дома?

«В большинстве своем ребята бегут от войны в своем государстве», – констатировала Лычковская.

Белорусских детей чаще всего находят в странах ближнего зарубежья. Так, одну девочку обнаружили в Новосибирске, куда ребенок сбежал из семьи алкоголиков и уголовников.

 

«Добиралась она на попутках. Добравшись до Новосибирска, девочка решила, что будет жить на городской свалке. Местные жители ее приняли. Даже место ей определили. Девочка руками вырыла себе землянку. Я видела эти руки – там все фаланги пальцев переломаны. И в этой землянке она жила два года. Я у нее спросила: «Как ты жила одна?!», а она говорит: «Я была не одна – я взяла котенка. Я с котенком жила», – вспомнила психолог Наталья Фалевич.

Бегство как крик о помощи: зачем дети уходят из дома?

На режимном объекте с решетками на окнах и дверях порой происходит удивительное: сотрудники учреждения становятся детям ближе, чем кровные родственники. И здесь помнят каждого ребенка.

«Все помнятся. Все. Иногда сюда приходят с цветами. Выйду утром, смотрю, а на пороге розочка лежит. И я понимаю: вот он не смог сам подойти ко мне, но он приходил и вот так отблагодарил. Значит, все не зря», – рассказала Лычковская.

Быть в контакте, быть другом своему ребенку – это непросто, но реально. И важно помнить: упущенное время, как и утраченные возможности, не возвращаются. Берегите своих детей. Будьте с ними рядом.