Домой Аналитика Готова ли Россия к выводу войск из Приднестровья?

Готова ли Россия к выводу войск из Приднестровья?

510
ПОДЕЛИТЬСЯ
Сергей Карпов/ТАСС

Москва может пойти на компромисс ради достижения международного консенсуса по приднестровскому урегулированию.

Сергей ИСАЕНКО, RTA

Повестка американского турне президента пока не известна, однако, как представляется, визит будет иметь двунаправленный характер. Во-первых, он необходим для личного позиционирования Игоря Додона в качестве одного из ведущих молдавских лидеров, во-вторых поездка в США должна дать конкретные результаты для самой Молдовы. Симптоматично, что Майя Санду решила прервать многолетнюю практику участия молдавских премьеров в заседаниях Генассамблеи ООН и отказаться от такого важного с имиджевой точки зрения мероприятия. Это может свидетельствовать о том, что президентская администрация смогла привести своим коллегам по коалиции убедительные аргументы «за» — рассказав, например, с чем именно Додон собирается вернуться из Нью-Йорка.

Важно понимать, что фактор личных амбиций главы государства стал во многом определяющим и для политического будущего партии социалистов, и для молдавского государства в целом. С момента же своего избрания Додон стал весьма неприметной фигурой в международном плане, так и не совершив, к примеру, ни одного официального визита к ближайшим соседям в Бухарест и Киев. Смена властной конфигурации в Кишиневе приоткрывает для президента новые горизонты, которые он постарается использовать с максимальной практической пользой — с прицелом на грядущие в 2020 году выборы. Дружественная встреча и крепкое рукопожатие в одном из вашингтонских кабинетов могут придать новый импульс карьере президента, до этого момента пользовавшегося лишь репутацией «пророссийского политика».

Определенных сюрпризов, судя по всему, стоит также ожидать и от ассамблеи ООН в Нью-Йорке. Следуя логике международных процессов вокруг Молдовы, Игорь Додон вряд ли сможет обойти традиционную для молдавской дипломатии тему приднестровского урегулирования и российского военного присутствия. Однако особые отношения с Москвой (еще более укрепившиеся после выдворения из РМ Влада Плахотнюка), а также мягкость риторики и контакты с Владимиром Путиным могут придать словам Додона совершенно иной вес.

В свете недавней политической перезагрузки в Молдове, которая стала принципиально возможной именно благодаря внешнему фактору, эксперты RTA прогнозируют активизацию очередного витка геополитической игры в этом регионе.

Активно педалируемый молдавским президентом тезис о «нейтралитете» РМ может стать весьма удобным краеугольным камнем политического будущего Молдовы, вокруг которого начнут выстраивать свои схемы и модели основные игроки — Запад и Россия. Тематика «нейтральности» как нельзя хорошо подходит для урегулирования под этой благозвучной вывеской проблем в области региональной безопасности. При этом все заинтересованные стороны будут пытаться вчистую обыграть партнёра, получив максимальный результат.

С учетом многолетнего опыта взаимодействия РМ с НАТО вряд ли стоит всерьез полагать, что Соединенные Штаты откажутся от дальнейшего развития многочисленных военных программ с прицелом на получение контроля за системой военного управления Молдовы. Примечательно, что пророссийская риторика президента и одновременно верховного главнокомандующего Игоря Додона и близкого к социалистам министра обороны Павла Войку не способна хоть в какой-то степени поколебать давний курс на унификацию армии Молдовы с военными системами НАТО и, в частности, Румынии. Анализ первых шагов новой власти в военной области, подготовленный молдавским политиков и журналистом Дмитрием Чубашенко, подтверждает наличие системных взаимосвязей Молдова-НАТО.

Между тем, Россия продолжает развивать успехи на молдавском направлении, активно подключаясь к тематике урегулирования приднестровского конфликта. Примечательно, что в своем недавнем комментарии о видении Москвой пути урегулирования главный дипломат Сергей Лавров вновь сделал акцент на принципе нейтральности, предлагая в качестве модели «особый статус ПМР, согласованный с Тирасполем, в составе Республики Молдова, при понимании, что РМ сохраняет свой суверенитет, то есть не будет никем поглощена, как государство, и при понимании, что останется в нейтральном статусе, то бишь не будет вступать в военно-политические блоки».

Таким образом, можно прогнозировать, что уже в скором времени Москва будет готова прислушаться к давним призывам Кишинева о необходимости вывода складов вооружений и российских войск. Однако главным адресатом этого жеста должен стать именно Вашингтон, которому Москва на деле продемонстрирует решимость обеспечить подлинный нейтралитет Молдовы.

В пользу такого сценария говорят новые сигналы в вопросе складов в Колбасном, с которыми уже давно мечтают «разобраться» западные партнеры Кишинева. Так, министр обороны Молдовы Павел Войку в ходе своего брифинга поведал публике о том, что российская сторона готова обсуждать тематику боеприпасов в Приднестровье. По его словам, речь идет о проведении инспекций на складах, а также запуске переговоров по вопросу эвакуации и ликвидации наиболее опасных вооружений. Очевидно, что такие смелые заявления молдавского чиновника вряд ли могли бы быть сделаны без предварительного согласования с Москвой.

По всей видимости, Россия и ее союзники в Кишиневе рассчитывают побудить Вашингтон скорректировать свою позицию в отношении будущего берегов Днестра. Как известно, в последнее время молдавские политики возвели достижение внешнего компромисса по Молдове в приоритетную задачу, полагая его ключевым моментом в решении внутренних проблем, в том числе на приднестровском направлении. Вероятно, практику «международного консенсуса», который так удачно сработал во время ликвидации режима Плахотнюка, нынешние власти Молдовы намерены применить и в отношении Приднестровья. В этом контексте понятны попытки Додона убедить Москву пойти на компромисс в вопросе российских вооружений в «ПМР», который в дальнейшем станет отправной точкой в переговорах президента в Вашингтоне.

Динамика в вопросе военных складов в селе Колбасна и определение дальнейшей судьбы Оперативной группы российских войск в Приднестровье (ОГРВ) станет главным маркером, сигнализирующим о том, что многолетний процесс приднестровского урегулирования выходит на финальный рубеж.