Домой Аналитика Гагаузия в «освобождённой» Молдове. Что изменилось для автономии после 8 июня?

Гагаузия в «освобождённой» Молдове. Что изменилось для автономии после 8 июня?

450
ПОДЕЛИТЬСЯ

Сегодня для PAS приоткрылась дверь в гагаузскую политику. Если им удастся найти в автономии людей, способных на нечто большее, чем банальное освоение партийного бюджета, то у социалистов появится серьезная конкуренция в борьбе за симпатии жителей автономии...”

В решающий момент, когда решалась судьба режима Плахотнюка и новое парламентское большинство выводило Молдову из состояния «захваченного государства», одними из первых, кто признал новую власть, были представители Гагаузии. Учитывая, что на тот момент силовые ведомства всё еще сохраняли лояльность старой власти, и неизвестно, какие последствия могли последовать, это был достаточно смелый шаг. Но риск, похоже, оказался оправданным и теперь у тех, кто поддержал создание коалиции ПСРМ-ACUM, появляются определённые политические перспективы. Неплохие возможности касательно Гагаузии открываются и у правых сил, возглавивших новое правительство.

«Гагаузия с вами»

Решение о создании правящей коалиции и формировании нового правительства было принято восьмого июня. А уже на следующий день, девятого числа, новую власть поддержала кандидат в башканы Гагаузии Ирина Влах, имеющая все шансы переизбраться на второй срок.

«Полностью поддерживаю усилия законно избранного президента Игоря Додона и легитимного парламентского большинства по формированию нового правительства, сохранению мира и стабильности в Республике Молдова. Гагаузия с Вами», — заявила Влах.

Эту же позицию разделили ближайшие соратники Влах. Проработавший четыре года её первым замом, а ныне врио башкана Вадим Чебан выступил с коротким комментарием по текущей ситуации, в котором также признал легитимность правительства Санду. Уже 10 июня он принял участие в первом заседании нового Кабмина.

Местные органы власти автономии тоже не остались в стороне. Первые декларации примаров и местных советов о готовности работать с новой властью стали появляться 10 июня и за пару дней о своей поддержке правительству Санду заявили более 20 примарий. Последними островками власти демократов остались лишь город Вулканешты, сёла Ферапонтьевка и Буджак, руководство которых, если верить аффилированному ДПМ телеканалу Publika, подписали декларации о поддержке правительства Павла Филипа.

В активе демократов, согласно тому же источнику, оказалась ещё «поддержка» со стороны Народного собрания Гагаузии. Однако на сайте НСГ эта информация не появилась, а группа местных депутатов пояснила, что в поддержку ДПМ выступил лишь спикер Владимир Кысса, который является членом этой партии.

После заявлений из Гагаузии начали звучать и другие обращения в защиту законности созданной коалиции ПСРМ-ACUM. Вал таких месседжей сделал смелыми и тех, кто до последнего занимал выжидающую позицию. Демократов, определявших «каждый чих» в молдавской политике на протяжении нескольких лет, вынудили уйти. Определяющую роль в этом, очевидно, сыграла позиция ключевых внешних партнёров Молдовы. Но именно реакция общества убедила верхушку Демпартии в отсутствии тыловой поддержки со стороны граждан и, как следствие, в тщетности любых попыток силового удержания власти. Что касается гагаузских лидеров, то они проявили инициативу не зря. Такой исход событий оказался им весьма на руку.

Уход ДПМ и выборы башкана

Кризис передачи власти от старого правительства новому и угроза роспуска парламента оживили внимание жителей Гагаузии, как и всей страны, к политической жизни. Появившаяся интрига заставила избирателей автономии проводить параллели с местной ситуацией и, косвенно, повысило интерес к выборам башкана, которые должны пройти в регионе 30 июня.

Нынешняя башканская кампания специфична. Мало у кого есть сомнения относительно её главного фаворита – Ирины Влах. Но проблема в том, что успех Влах будет определяться не отрывом от ближайшего соперника, а показателем явки. Если к урнам выйдет меньше 50% от внесенных в списки избирателей, то выборы не состоятся. Поэтому Главные вызовы и риски для её избирательного штаба – это «мёртвый» летний сезон и призывы оппонентов в лице Николая Дудогло и местных демократов к бойкоту голосования.

Произошедший в стране демонтаж режима Демпартии обострил анти-ДПМ-овские настроения и может поменять эту игру в пользу Влах. Теперь одним из сюжетов башканской кампании может стать полное освобождение захваченного государства от режима Плахотнюка. «Начали в Кишинёве — завершим в Комрате».

Если Ирине Влах удастся благополучно завершить эти выборы, то старт её второго срока будет более чем благоприятным в политическом смысле. Глубокий кризис местной демократической оппозиции облегчит ей задачу продвижения команды своих сторонников на ожидаемых осенью местных выборах, а через год – и на выборах в НСГ. Насколько удачной окажется выстроенная вертикаль власти – другой вопрос. В плане оперативности принятия нужных решений проблем будет намного меньше. Если же оценивать по качеству внедряемых политик, то для высокой эффективности было бы полезным появление новой сильной оппозиции. Сегодня это поле пока чистое.

Открытая дверь для PAS и риски для ПСРМ

Новый премьер-министр Майя Санду имеет непростые отношения с Гагузией. Будучи министром образования, она не раз приезжала в автономию, поддерживала неплохой диалог с местным профильным ведомством. Но для Санду как политического лидера, Гагузия была до сих пор закрытым регионом. На президентских выборах она получила от гагаузских жителей около 1%. Такой результат, видимо, надолго убил в её команде любой интерес к местному избирателю.

Однако сегодня, когда лидер PAS возглавила правительство, ситуация может кардинально поменяться. У Санду появляется шанс развенчать негативные мифы о себе и разрушить стену недоверия между ней и жителями автономии. Сделать это можно не с помощью пропаганды и агитации, а через конкретные шаги, оправдывающие ожидания гагаузского общества.

Как высказался на этот счёт и.о. башкана Вадим Чебан, «в программе нового правительства мы хотим видеть вопросы о Гагаузии и о наших полномочиях». За этой формулировкой скрывается пересмотр структуры деконцентрированных служб и возврат офисов некоторых ведомств в автономию, реальная финансовая децентрализация без политических критериев, социально-экономические решения и другие действия, позитивный эффект которых почувствуют люди. Чем больше из подобного списка посчитает для себя возможным Майя Санду, тем больше у её партии шансов зацепиться в регионе.

Сегодня для PAS приоткрылась дверь в гагаузскую политику. Если им удастся найти в автономии людей, способных на нечто большее, чем банальное освоение партийного бюджета, то у социалистов появится серьезная конкуренция в борьбе за симпатии жителей автономии. Возможно, это не очень хорошо для социалистов, но это точно не плохо для гагаузов, потому что будет мотивировать ПСРМ и в их действиях уделять Гагаузии больше внимания.

Вячеслав Крачун, IPN