Домой Аналитика Отложенный контроль. Что мешает Кишиневу контролировать границы Приднестровья

Отложенный контроль. Что мешает Кишиневу контролировать границы Приднестровья

478
ПОДЕЛИТЬСЯ
Фото: RTA

Планы о совместном контроле на молдавско-украинской государственной границе стали активно появляться в СМИ ещё в 2014 году в разгар боевых действий на востоке Украины. При этом до сих пор в экспертной и журналистской среде нет чёткого понимания, что именно изменилось за эти 5 лет и как Киев с Кишиневом смогли укрепить свои рубежи. Попытки разобраться в этом вопросе, признаться, не увенчались особым успехом. Более того, совместный контроль Украины и Молдовы больше буксует, нежели реально приносит пользу правительствам обеих стран, пишет издание RTA.

 

Когда совпали звезды

Киеву, который в 2014 году столкнулся с сепаратизмом, пришлось вынужденно и очень спешно переосмысливать многое в своей внутренней и внешней политике, в том числе свои взаимоотношения с Молдовой. Кишинев, в свою очередь, не раздумывая поддержал Украину в её борьбе с мятежниками на Донбассе, чем и обеспечил полное расположение и поддержку соседнего государства. Первой и главной целью для двух столиц, борющихся с пророссийскими силами, предсказуемо стало Приднестровье, в котором Киев, наконец, увидел риски своей национальной безопасности.

Напомню, именно Украина десятилетиями потворствовала региону, обеспечивая его автономность, а также выход на международные площадки. В первую очередь это касалось торговой сферы: по сути, Украина поддерживала жизнь приднестровского проекта три десятилетия, не слишком мешая торговле через свои границы.

С началом войны на Донбассе видение Украины изменилось. Не имея возможности контролировать свои восточные границы, Киев в полной мере прочувствовал «боль» молдавских соседей и охотно поддержал размещение молдавских силовиков на границе мятежного Приднестровья. Совершенно очевидно, что планы по тотальному заслону приднестровского региона с территории Украины не понравились ни Тирасполю, ни Москве. И там, и там зазвучали новые старые лозунги о «блокаде», «давлении», «гуманитарной катастрофе» и т.д. Но Киев и Кишинёв, что называется, были неумолимы, более того, такая реакция лишь стимулировала проект и ускоряла его появление.

Уже в процессе подготовки первых совместных постов стало понятно, что для полноценного таможенно-пограничного контроля в пунктах пропуска на территории Украины нет необходимого законодательства. Из-за этого каждые полгода стороны подписывали новые протоколы и соглашения, ратифицировали их, принимали законы и рапортовали о планах открыть 13 совместных пунктов на приднестровском участке границы. Общественность все это время ожидала результатов.

17 июля 2017 года, то есть по истечении порядка трех лет, президент Украины Петр Порошенко и премьер-министр Молдовы Павел Филип торжественно запустили первый пункт совместного контроля «Кучурган-Первомайск». Выбор именно этого пункта пропуска, объективно говоря, правильный, так как он фактически является главной товарно-транспортной артерией для Приднестровья, через которую идет ¾ всех товаров в регион.

Сдвиги по фазам

Заявления о контроле над восточными границами, потоками товаров и людей, а также бодрые реляции про распространение молдавского законодательства на приднестровский участок границы на деле оказались несколько поспешными. Как оказалось, имплементация договорённостей и проекта в целом поделена на не совсем понятные фазы, которые вызывают массу вопросов у экспертов и вовлеченных специалистов.

Стало известно, что с июля 2017 года представители конституционных органов Молдовы в пункте пропуска «Кучурган-Первомайск», оказывается, осуществляют лишь некие функции мониторинга, а проще говоря, не выполняют ровным счётом ничего, лишь обозначая своим присутствием молдавское государство на его восточных рубежах. Связана ли пробуксовка в совместном контроле с международным давлением или соображениями иного порядка — сказать сложно. Ясно одно: не вызывают доверия конспирологические гипотезы про некие возможности Тирасполя в Брюсселе и Вашингтоне. Это значит, что у проекта возникли реальные подводные камни — но какие?

В 2018 году экспертное сообщество наблюдало за периодическими дебатами Кишинёва и Тирасполя о «блокировании» импорта, доступа населения к лекарственным препаратам и т.д. Казалось, что приднестровские чиновники забеспокоились не зря, и назревает новый этап совместного контроля, когда Молдова все-таки возьмет под контроль приднестровскую границу и начнет очерчивать контуры своего государства.

В итоге случилось лишь очередное продление моратория полноценный контроль до 1 июля 2019-го.

Очевидно, что такие результаты совместного контроля за 5 лет кажутся совсем неоптимистичными. Судя по всему, на локальном и международном уровне принято решение заморозить проект на текущем стартовом уровне, чтобы избежать обострения вокруг приднестровского урегулирования. По-видимому, в этом решении не обошлось без серьезного влияния Брюсселя — эскалация в регионе невыгодна именно Евросоюзу, который и так стоит на пороге провала проекта «европейская Молдова». Кроме того, позиция ЕС лишь подтверждает желание мягко переформатировать нынешний режим в Кишиневе, не давая ему шансов в виде провокаций и всплесков борьбы с «российской угрозой».

Молдова снова становится заложником геополитики, пусть и не в привычном ракурсе. Интересы страны, как мы видим, вторичны. В экспертной среде с каждым днем падает энтузиазм и, наоборот, растет смирение с мыслью, что далеко идущие планы по защите национальных интересов, поддержанные даже пророссийским президентом Додоном, принесены в жертву некой политической целесообразности.