Домой Аналитика Конфликт полицейского и водителя из Гагаузии и выборы в парламент

Конфликт полицейского и водителя из Гагаузии и выборы в парламент

220
ПОДЕЛИТЬСЯ

Что привело к инциденту, взбудоражившему молдавское общество, и будут ли избиратели 24 февраля решать языковую проблему?


Задело за живое

Ежедневно сотни полицейских выходят на дороги Молдовы, вступают в контакты с водителями и принимают меры. В общем, обычная рутинная работа. Однако общение между патрульным из Чимишлии и водителем из Гагаузии завершилось скандалом и оказалось в центре общественного внимания. Конфликт вызвал бурные дискуссии в социальных сетях и СМИ, его комментировали государственные чиновники и политики. Почему — понятно: задело за живое. Полицейский Андрей Ротару озвучил позицию, согласно которой он хоть и «понимает русский язык, но говорить на нем не обязан». При этом инспектор заявил, что согласно Конституции, государственным языком является румынский, что не соответствует действительности.

А водитель настаивал, чтобы ему объяснили суть нарушения на русском языке. Позже появилось полное видео инцидента и стало ясно, что Ротару пытался говорить на русском языке, а водитель очевидно решил использовать лингвистический предлог, чтобы избежать наказания за нарушение. 

Почему лингвистический инцидент на дороге так важен?

И все же, несомненно, данный случай был обречен на повышенное внимание молдавских  гражданиз-за того, что обычная ситуация на дороге переросла в языковой конфликт. Это первый очень важный аспект дела. И он требует ответа на вопрос: почему так произошло?

И второе, что имеет значение – реакция самого общества. Очевидно, что позиции участников дорожного конфликта срезонировали с настроениями, укоренившимися в социуме. И отсюда можно сделать вывод, что языковые страсти для Молдовы весьма актуальны, по лингвистическим проблемам консенсус не найден, а общество, как и в 90-е годы, поделено на враждующие лагеря.
Трезвая оценка ситуации необходима еще и потому, что языковой вопрос является  камнем преткновения на пути к окончательному урегулированию приднестровского конфликта.

Кроме того, сегодня, когда Молдова вступила в предвыборную кампанию, нужно также отдавать себе отчет в том, что тема русского языка и отношений с Россией была и остается одной из самых главных для избирателей. Давайте вспомним, что ПКРМ получила конституционное большинство в парламенте в 2001 г. в немалой степени потому, что обещала сделать русский язык вторым государственным и вступить в союз России и Белоруссии. 

Ягодка созрела

И-за того, что лингвистический конфликт полицейского и водителя вызвал бурную реакцию общества, мы может сделать вывод, что эта ситуация не является досадным недоразумением. Наоборот, к ней привел целый ряд событий и политических решений последних лет. И эпизод как та ягодка, которая созрела на древе молдавского общества.

Для того, чтобы быть точным необходимо указать, что «ягодка» наливалась соками последние десять лет, после того как к власти пришли так называемые проевропейские партии с очень существенным прорумынским компонентом. Не случайно в результате беспорядков апреля 2009 г. на подожжённых и разоренных зданиях парламента и резиденции президента были вывешены флаги ЕС и Румынии. А в 2018 г. мы стали свидетелями парада деклараций об объединении Молдовы и Румынии, которые принимали представители местных властей. Другими словами это было время, когда в обществе усиленно продвигались румынские взгляды и нормы по отношению к национальным меньшинствам, а главное — русскому языку. И данное отношение хорошо вписывается в такое понятие как русофобия. 

Смена языковой парадигмы

Напомним, что до прихода евроинтеграторов, во времена правления коммунистов,  отношение властей  к русскому языку и национальным меньшинствам было другим. О чем красноречиво свидетельствует  Концепция национальной политики РМ. Закон был принят в декабре 2003 г. и в нем сказано, что «Русский язык, который в соответствии с действующим законодательством имеет статус языка межнационального общения, применяется также в различных областях жизнедеятельности государства и общества». Говорится  в документе и о молдавско-русском и русско-молдавском двуязычии, и что это «характерно для Молдовы». 
Но на протяжении последних десяти лет мы наблюдали последовательные действия властей, главной целью которых было изменить подобное положение вещей. Вместо естественно существующих в молдавском обществе форм языкового общения внедрялась  другая лингвистическая парадигма. Она предусматривала принижение  роли русского языка  и резкое сужение сферы его употребления.  Важно подчеркнуть, что делалось это в том числе и под сильным давлением Запада. А главным  «толкачом» в формировании новых общественных взаимоотношений и внедрении соответствующих законодательных норм  было мощное прорумынское политическое лобби и широко представленные на информационном поле Молдовы румынские СМИ.

Гагаузский бумеранг

Убеждение, что лингвистический инцидент рядового полицейского и обычного водителя — вполне закономерный результат действий властей, произрастает из конкретных фактов.

Летом 2011 г. между Кишиневом и Комратом  началось противостояние.  Правительство Молдовы стало направлять в Гагаузию документы без перевода на русский язык. И тогда башкан автономии Михаил Формузал потребовал, чтобы все документы, поступающие в адрес исполкома от центральных властей, переводились на русский язык. Это связали с плохим знанием терминологии гагаузскими чиновниками  и нормой закона о функционировании языков.

Тогда Кормат стал возвращать документы в Кишинев без рассмотрения. В СМИ началось бурное обсуждение ситуации, а на Михаила Формузала пытались оказать давление. На заседании кабмина президент АН Молдовы Георгий Дука потребовал, чтобы башкан говорил на румынском языке.  Однако тогда искусственно созданный конфликт удалось легко разрешить — правительство вновь стало посылать в Гагаузию документы на русском языке. Но данный форс-мажор очень точно указывал всем, в каком направлении будут развиваться события в дальнейшем, и какие решения готовит «проевропейская»  власть.

Путаница в мозгах полицейского из Чимишлии 

Уже в 2013 г. Конституционный суд Молдовы принимает решение, согласно которому государственным языком страны является не молдавский, а румынский язык. В то время как в Основном законе четко определено, что государственным является  «молдавский язык, функционирующий на основе латинской графики». Вердикт явно противоречил ситуации в обществе. Во время последней переписи населения  молдаванами назвали себя почти три четверти населения страны, а румынами – лишь 2%Важно, что около  двух третей  жителей страны считают себя носителями молдавского языка.

Также интересно, что из 6 судей КС, утвердившего вердикт, четверо имели румынское гражданство. А решение было обосновано тем, что Декларация о независимости имеет большее юридическое значение, чем молдавская Конституция.

В прошлом году парламент отказался подтвердить это решение КС, и в Основном законе по-прежнему в качестве государственного указан молдавский язык. Однако как мы помним,  полицейский, представитель закона, во время перепалки с водителем утверждал обратное.

Нарушать закон о функционировании языков теперь могут все

Другое, столь же громкое, сильно влияющее на общество, но опять же юридически сомнительное решение Конституционный суд принял в 2018 г. На этот раз была разрушена юридическая норма, регулирующая употребление русского языка и его функцию языка межнационального общения. Так КС определил, что закон о функционировании языков, являющийся частью Конституции и подлежащий пересмотру только особым образом, как и сам Основной закон, является устаревшим, то есть недействующим.
Но  Конституционный суд нарушил не только положения Основного закона, но и норму, согласно которой инстанция не вправе рассматривать законы, вступившие в силу до принятия Конституции. А изменение, разрешающее этот юридический конфликт, было принято парламентом  уже после того, как КС вынес свой вердикт. Тогда же председатель парламента Андриан Канду сделал два взаимоисключающих заявления. Сначала он сказал, что ничего важного не произошло, и закон о функционировании языков продолжает действовать, а потом  — что нормативный акт подлежит замене, и сделано это будет в ближайшее время. Понятно, что никто ничего не сделал. И в обществе возникла неопределенность и почва для конфликтных ситуаций между людьми  и государственными институтами.

Конституцию нарушает парламент

Нельзя не обратить внимания и на другую попытку сузить сферу употребления русского языка. Так в 2017 г. принимается  закон о нормативных актах  r.100/2017.В статье  56, пункт 7  сказано, что «Нормативные акты переводятся на русский язык на этапе публикации в Официальном Мониторе РМ». Что это значит? То, что сфера использования русского языка в работе парламента резко сужаетсяПроекты законов и другие материалы нет необходимости  переводить на русский язык. Русские версии возникаютлишь на заключительном этапе — перед публикацией в сборнике официальных документов.

Также мы помним, что на одной из последних сессий парламента был принят в первом чтении Новый Кодекс парламентских правил и процедур. В регламенте вводится в юридический оборот  без изменения парламентом соответствующей статьи Конституции  синтагма «румынский язык». Кроме того, резко сужается сфера использования русского языка в работе законодателейЕсли документ будет принят во втором чтении (избранным 24 февраля новым составом парламента), то все проекты законов и другие материалы не будут переводиться на русский язык до публикации в Официальном мониторе. А депутаты будут обязаны выступать на заседаниях только на румынском языке. Удобный для части народных избранников русский ставится вне закона.
Системное воздействие

Но это далеко не все действия властей, которые моделировали в обществе такие ситуации, которые способны вызвать межнациональные конфликты.

Мы обязаны вспомнить, что после прихода евроинтеграторов  на  общественном телевидении исчезли общественно-политические программы на русском языке, а из прайм-тайм был удален выпуск новостей на русском языке. А также о целой кампании против вещания российских каналов на территории Молдовы. Вначале были приняты поправки, запрещающие российские новости и аналитические телепередачи. А затем, когда был утвержден новый Кодекс ТВ и РВ, ограничения коснулись развлекательных  и иных передач.

Нельзя недооценивать  и системное воздействие, которое оказывается на менталитет новых поколений в образовательной системе. Учебники истории, используемые в школах, по сути являются курсом ненависти по отношению к представителям не титульной нации. В книге «Istoria românilorEpoca modernă. Manual pentru clasa a XIa de liceu» (Chişinău, 2002, авторы Д.Драгнев и И.Варта) «все эти поляки, греки, армяне и евреи, загрязнившие Кишинев» называются «настоящими отбросами». В историческом  повествовании иные этносы предстают в образе «пришлых», «главных эксплуататоров румын». В детях же «коренной нации» формируется дух национального превосходства, им прививается ксенофобия. Чтобы убедиться, изучите учебник для 11 класса «История румын. Новое время», авторы Н.Кикуш, Н.Чиботару, Г.Гонца, И.Негрей. 

Триединая задача

Безусловно, мы обязаны учитывать и масштаб воздействия, которое оказывают на население румынские СМИ, присутствующие в Молдове, а также финансируемые официальным Бухарестом. Здесь русские, гагаузы, болгары и представители других этносов зачастую оказываются в образе «пятой колонны», «оккупантов», «предателей», «полезных идиотов», в общем, врагов «коренного румынского населения». А в изданиях, финансируемых Румынией, (например,deschide.md) постоянно предлагается последовать примеру «демократических стран» и закрыть СМИ на русском языке.

Характерно, что больше всего конфликт полицейского и водителя освещали именно румыноязычные СМИ. А инспектор Андрей Ротару предстает в облике национального «героя». Здесь отметились телеканалы PROTVChisinau,Publica, издания deschide.md, Timpul, cotidianul.md, telegraph.md,unimedia.info и другие.

Безусловно, работа таких СМИ хорошо координируется, и нередко они действуют синхронно с представителями НПО, финансируемыми Западом. Запад же ставит и задачи по уничтожению российского влияния и присутствия в Молдове. И на сегодняшний момент объявлено о триединой задаче: закрытие СМИ на русском языке (включая печатные и интернет-издания), религиозный раскол по украинскому сценарию, запрет пророссийских политических партий, таких, например, как ПСРМ или «Наша партия».

Конфликт полицейского и водителя из Гагаузии и выборы в парламент

Случай с полицейским нам ясно показал, что на протяжении последних десяти лет власть не просто чудовищно обворовывала население, но и сознательно сеяла в обществе хаос, внедряла  модели поведения, вызывающие межэтнические конфликты и напряжение. Старательно уничтожалась основа общенационального консенсуса, сформулированная в Конституции — государственный статус молдавского языка и статус русского языка как языка межнационального общения. Сохранение прежнего курса может привести к самоуничтожению нации и государства в целом, создать каждому из нас большие проблемы. Если, конечно,  не вывести соответствующие политические силы из игры.

Вот какая связь существует между лингвистическим конфликтом полицейского и водителя и выборами в парламент 24 февраля.

Сергей ТКАЧ

vedomosti.md