Домой Политика Для Румынии российские миротворцы на Днестре – как «камень в желудке»

Для Румынии российские миротворцы на Днестре – как «камень в желудке»

236
ПОДЕЛИТЬСЯ
Сергей Карпов/ТАСС
В последнее время существенно обострился вопрос присутствия российских миротворцев в Приднестровской Молдавской Республике (ПМР). Это обострение носит искусственный и надуманный характер. В конце концов, не только в ПМР дислоцируются миротворческие контингенты. Они есть в Судане, Конго, Мали, Афганистане, Косово. Но их служба не привлекает такого пристального внимания западной дипломатии, тамошняя пресса и политики о них практически не вспоминают, пишет Ритм Евразии. 

Зато на российских миротворцах в ПМР прямо свет клином сошёлся. На Западе о них вспоминают с завидной регулярностью. Вся причина в том, что они – российские миротворцы. Там, где служат миротворцы из стран Запада (бывшая Югославия, Африка, Афганистан), с «миротворчеством у миротворцев» (пардон за каламбур), если судить по оценкам Запада, все в порядке.

А вот там, где миротворцы – россияне, там прямо-таки сплошная угроза стабильности и признаки гибридной войны, а единственным приемлемым решением провозглашается вывод миротворческого контингента без предварительных условий.

Иными словами, российские миротворцы стали объектом самой настоящей пропагандистской травли. Несмотря на то, что российская миротворческая миссия на Днестре признана единственной успешной в Европе (больше нигде не удалось погасить войну сразу после введения миротворческих сил), кое-кто совсем не рад, что войне в регионе положен конец.

Не далее как 10 июля министр иностранных дел и европейской интеграции Молдавии Тудор Ульяновский заявил, что правительство продолжит добиваться вывода из Приднестровья российских военных. «[Мы] должны продолжать наши действия, направленные на немедленный и безоговорочный вывод вооружений и Оперативной группы российских войск из Приднестровского региона Республики Молдова, а также на трансформацию миротворческой операции в гражданскую миссию под международным мандатом», – сказал министр.

Т. Ульяновский убежден, что «исключение военного фактора будет способствовать урегулированию приднестровского конфликта и укреплению мер доверия между двумя берегами Днестра».

Однако события в регионе в течение последней четверти века говорят как раз об обратном: если кто-то требует вывода успешной и эффективной миротворческой миссии, значит мир ему там не нужен. Учитывая интересы коллективного Запада в регионе, очевидно, что российский миротворческий контингент – словно кость в горле у сторонников геополитического переформатирования региона.

Давайте посмотрим на это с позиций Румынии. Развал Советского Союза открыл перед Бухарестом новые геополитические горизонты. Поддержав приход к власти в Кишинёве прозападных либералов, Румыния прочно обосновалась в Молдавии, опутав своим влиянием министерства иностранных дел, экономики, внутренних дел и обороны республики.

Не без поддержки Бухареста молдавские националисты попытались силой подавить нежелание молдавских русских, гагаузов и болгар присоединяться к Великой Румынии. Это вылилось в приднестровский вооруженный конфликт 1992 г. и завершилось полным разгромом прорумынских ставленников в Кишинёве.

Блицкрига у Бухареста не получилось, идея быстро и с наскока создать Великую Румынию за счёт поглощения Молдавии была отложена на неопределённый срок. На Днестре появились российские миротворцы, а вместе с ними – прочный мир.

Сегодня в Бухаресте считают, что настало время снова взяться за реализацию проекта Великой Румынии. Россия находится в сложной внешнеполитической ситуации, вынужденно отбиваясь от дипломатических атак Запада то по поводу волеизъявления Крыма, то по поводу нежелания Донбасса жить в составе националистической Украины. Румынская дипломатия вступила в игру, подсказав Кишинёву идею скоординированно выступить против присутствия российских миротворцев в ПМР и Южной Осетии, а заодно – против политики Москвы в отношении Донбасса.

Молдавско-грузинско-украинский проект резолюции о выводе миротворческого контингента из ПМР получил одобрение ООН. В резолюции российская миротворческая миссия почему-то подаётся в виде акта агрессии, угрожающего суверенитету Молдавии. К сожалению, международная дипломатия в наш век превратилась в лицемерную говорильню. И гусю понятно, что суверенитету Молдавии российские «голубые каски» угрожать никак не могут. Они собираются захватить Молдавию? Готовятся к штурму Кишинёва и свержению действующей власти? Конечно, нет.

Реальной угрозой молдавскому суверенитету является Румыния. Не Россия, а Румыния подчёркивает, что молдаван не существует, есть только румыны. Как подчеркивается и то, что нет и необходимости в сохранении молдавской государственности, которая должна быть принесена в жертву Великой Румынии.

Пока на Днестре присутствуют российские миротворцы, Бухарест вынужден стоять в стороне и скрипеть зубами: конструктор под названием «Великая Румыния» не складывается. Российские миротворцы – залог сохранения суверенитета Молдавии. Они – тот самый «камень в желудке», переварить который Румыния при поглощении Молдавии не сможет. И потому Румыния Молдавию пока не глотает.

В ООН делают вид, что этих угроз не видят, и не предпринимают усилий по деэскалации ситуации. Между тем, если кто и нуждается в защите, так это российские миротворцы. Они нуждаются в дипломатической защите, дабы донести до мировой общественности всю несуразность и лицемерность заявлений премьера Молдавии Павла Филипа о том, будто в составе российской миротворческой миссии скрываются боевые подразделения. Почему же у «боевых подразделений» нет наступательного оружия – авиации, артиллерии, танков? Как они Молдавию завоевывать будут, только с автоматами калибра 5,45, что ли?

Они нуждаются в физической защите, поскольку миротворчество – небезопасная служба. Можно вспомнить потери наших «голубых касок» в Южной Осетии в первые часы нападения Грузии в августе 2008 г. Грузинские войска накрыли расположение миротворцев артиллерией, что привело к многочисленным жертвам. Где гарантия, что когда-то в будущем прорумынские силы в Молдавии не поступят так же?

Наконец, миротворческая миссия в ПМР нуждается в идеологической защите. В годы Великой Отечественной войны союзные Гитлеру румынские войска чинили зверства на территории Приднестровья. Маршал Антонеску решил построить на крови величественное здание Великой Румынии, но Румыния рухнула под мощными ударами советских войск.

Румыния несла кровь и слезы на берега Днестра в 1941 г., и то же самое она хочет принести вновь. У российских миротворцев совсем другая миссия – сохранить на этой земле мир.

В 2011 г. тогдашний президент Румынии и великорумынский шовинист Траян Бэсеску заявил, что на месте Антонеску поступил бы в 1941 г. точно так же. То есть первое лицо румынского государства не только не раскаивалось в преступлениях румынской военщины, но и публично выражало готовность совершить их вновь! Вопиющий случай, который, впрочем, ни ООН, ни другие международные структуры «не заметили».

Нынешний румынский президент Клаус Йоханнис более сдержан, эпатажные заявления в стиле своего предшественника не делает. Он просто настойчиво и аккуратно продолжает начатое Бэсеску дело по превращению Молдавии в великорумынский придаток.

В 2012 г. Кишинёв и Бухарест подписали соглашение о подчинении молдавских ВС румынскому Генштабу, что равносильно их подчинению НАТО. Военные министерства обеих стран договорились о совместном патрулировании воздушных границ, а министерства внутренних дел – о привлечении, в случае необходимости, румынской жандармерии к операциям на территории Молдавии.

К. Йоханнис стал президентом в 2014 г., но отменять эти договорённости не намерен. Здесь стоит заметить, что Йоханнис – этнический немец-протестант, после его прихода к власти румыно-германские отношения вышли на новый уровень. В июне 2017 г. Йоханнис отправился в Берлин обсуждать ситуацию в Молдавии с канцлером Ангелой Меркель.

Германия тоже надеется извлечь из проекта Великой Румынии свою выгоду. Во-первых, этот проект нацелен на ограничение российского влияния в регионе. Во-вторых, как уже упоминалось выше, этот проект – пусть частичное, но оправдание тех, кто был заодно с Третьим рейхом (клика маршала Антонеску).

В-третьих, подписано соглашение между Бухарестом и Варшавой о стратегическом сотрудничестве. Польша благосклонно относится к проекту Великой Румынии, надеясь сопрячь его с проектом Междуморья – создания антироссийского «санитарного кордона» от Балтики до Чёрного моря.

Польша – противник усиления германского влияния в ЕС, уравновесить которое она пытается углублением сотрудничества с США и Великобританией. Сближаясь с Румынией, Берлин получает возможность влиять изнутри на выстраиваемую Польшей систему антироссийского заслона от Балтики до Чёрного моря. В случае чрезмерной антинемецкой активности поляков Берлин сможет через Румынию «проложить брешь» в выстраиваемом Польшей Междуморье и ослабить её позиции. Так что определённый интерес у Берлина в проекте Великой Румынии есть.

Так или иначе, но вокруг российских миротворцев в ПМР складывается запутанный геополитический пасьянс, усложнённый не менее запутанной системой противовесов, выстраиваемой в регионе европейскими державами и США. А на чаше весов – будущее простых приднестровцев. Потому их мнение едино: уход российских миротворцев неизбежно сменится новым витком войны.