Домой Аналитика Захваченная автономия. Как ДПМ контролирует власть Гагаузии

Захваченная автономия. Как ДПМ контролирует власть Гагаузии

1709
ПОДЕЛИТЬСЯ
Как Гагаузии отстаивать свои полномочия перед Кишинёвом? На этот вопрос в автономии пытаются ответить уже много лет. Находится множество советчиков, которые дают самые разные рецепты, от радикальных до вполне себе разумных. Кто-то единственным вариантом видит бойкот молдавских выборов, другие говорят про необходимость закрепления полномочий в конституции Молдовы, третьи возлагают надежды на рабочую группу депутатов Парламента и НСГ. В каждом совете можно найти разумное зерно, но вот загвоздка: решения на словах есть, но власти Гагаузии почему то ни на один шаг не решаются. Выходит, что самая главная проблема Гагаузии – не то, что она теряет полномочия, а то, что в автономии нет власти, способной их отстаивать.

Демократы из Народного собрания часто обвиняют Башкана Ирину Влах в том, что она не защищает интересы Гагаузии в Правительстве, членом которого она является. Часто это соответствует правде, как, например, в истории с концессией южной части Молдовы, в том числе, территории Гагаузии под разработку месторождений сланцевого газа. Трудно в это поверить, но Кабмин  реально принимал это решение в присутствии Ирины Влах, которая даже двух слов не сказала и не призвала коллег одуматься и отказаться от этого убийственного проекта.

Но и сама Влах часто критикует НСГ за сдачу полномочий. И, главное, критикует по делу. Депутаты выступают с кучей популистских инициатив, но когда речь заходит о профессиональной работе в рамках той же рабочей группы, они как будто подыгрывают Кишинёву и соглашаются на дальнейшее урезание компетенций.

С Народным собранием всё просто. Гагаузский парламент возглавляет член ДПМ и демократы имеют влияние на добрую половину депутатского корпуса. Демократическое большинство в Парламенте готово на словах «конструктивно сотрудничать» с Гагаузией, но никогда не согласится на сильную и политически самостоятельную автономию. Они будут приглашать наших депутатов на круглые столы, пустословить про защиту прав национальных меньшинств, ездить в европейские автономии для «обмена опытом», но когда дело будет доходить до конкретных законов, НСГ будет давать задний ход. Не для того ДПМ захватывала Народное собрание, что бы укреплять статус Гагаузии. На этот счёт нет никаких иллюзий.

С Ириной Влах чуть иначе. Она не член ДПМ, а с гагаузскими демократами она даже вроде как в конфликте. Но что бы понять, как через неё идёт контроль над всеми процессами в Гагаузии, нужно посмотреть чуть выше – на её отношения с руководством Демпартии. ДПМ контролирует Башкана не только напрямую, но и через её близкого родственника, на которого прокуратура имеет уголовное дело.

В конечном итоге принцип взаимоотношений выходит тот же: демократическое Правительство методично и целенаправленно, при попустительстве Башкана уничтожает политический потенциал автономии. Будь Глава Гагаузии хоть каплю самостоятельной фигурой, такой масштабной сдачи полномочий не произошло бы.

Говорят, что Молдова – захваченное государство, и это действительно, правда. Но нас больше должна волновать Гагаузия, которая, фактически, точно также является захваченной автономией. У нас нет независимого НСГ, нет независимого Башкана. Мы можем сколько угодно говорить о том, как нужно защищать наши интересы, но пока автономию будут возглавлять явные или скрытые ставленники Демпартии, это будут разговоры, ни о чём.

Сергей Кывыржик