Домой главные новости Самый многодетный отец Молдовы: Мне завидуют, но не тому, что у меня...

Самый многодетный отец Молдовы: Мне завидуют, но не тому, что у меня 19 детей, а из-за того, что милостыню не просим

13064
ПОДЕЛИТЬСЯ
Фото: kp.md

Двенадцать детей Марии и Михаила Унгуряну уже уехали — живут и работают за границей, а еще семеро учатся в вузах и заканчивают школу.

Лет пятнадцать назад мы уже писали о семье Унгуряну из села Кэприяны Страшенского района. Тогда у них уже было семнадцать детей, а под Новый год на свет появились двойняшки Дима и Нику. На них Мария и Михаил Унгуряну решили остановиться.

И вот спустя пятнадцать лет мы снова приехали в гости к семье Унгуряну. Глава семьи в зимней грязи возится у старенького грузовичка. Вытирает руки ветошью, приглашает в дом.

Дом — добротный, построенный с любовью. Сал, огород, пристройки. В прихожей уже нет груды детской обуви, да и самой обуви — немного. В доме тихо и пустынно. Заглядываю в каждую из комнат (их, вроде, семь, но немудрено заблудиться). По-прежнему стоят двухъярусные кровати, на них никто сегодня не спит. Тишина… Мы садимся за громадный обеденный стол. Сидим вдвоем. За очень большим.

— Когда вся семья была в сборе, не помещались здесь? — интересуюсь. — В две смены, наверное, обедали и ужинали.

— Помещались! — улыбается Михаил. — В тесноте, да не в обиде. Зато все вместе, вся семья!

Спрашиваю, где дети.

— Двое учатся в кишиневских вузах, еще трое — заканчивают школу в Страшенах, — перечисляет Михаил. — Из девятнадцати детей двенадцать живут и работают за границей.

Звонят почти ежедневно из ФранцииИспанииИталии и Голландии. Вышли замуж, поженились. У Марии и Михаила уже восемь внуков!

— Легче сейчас жить? — спрашиваю. — Не надо ежедневно готовить для такой оравы, убирать за ними, стирать. Мыть…

— Когда они были маленькими, почему-то было легче, — откровенничает со мной Михаил.- Не чувствовал я, что тяжело…

— Ну как же, всех вовремя накормить, разобраться с их детскими бедами и проблемами, деньги найти, чтобы содержать такую большую семью…

— Сейчас утром поднимаемся с женой, дети — на учебе. Скучно, непривычно…

Михаилу — шестьдесят лет, его жене Марии — пятьдесят три. Молодые бабушка и дедушка! А в начале осени женится еще один сын, Штефан. Вот на свадьбу и примчатся из заграницы все дети со своими семьями!

Михаил работает в лесничестве, получает в среднем пять тысяч леев в месяц. Помимо этого, выращивает виноград и кукурузу. Мы выходим во двор и хозяин дома показывает мне свои плантации.

— Видите там, на взгорке? — вскидывает он руку. — Там у меня виноградники… А там, — он показывает в другую сторону. — там, еще поле, там кукуруза. Виноград выращиваю на продажу. Да и дети нас не забывают, помогают.

Государство, по словам Михаила, никогда не помогало многодетной семье.

— Лишь при Воронине нам выделяли по 600 леев в месяц, — усмехается Михаил Унгуряну. — Как только он ушел в отставку и эти деньги забрали. Да, вспомнил, еще один раз экс-министр обороны Маринуца как-то дал нам 2 тысячи леев!

Михаил провожает меня до порога.

— Скоро и остальные разлетятся. — Михаил грустно улыбается. — Останемся вдвоем с Марией. Зато, раз-два в год обязательно собираемся всей семьей, все-все приезжают. Тогда в доме даже тесно становится!

Вижу, что самый многодетный папа скучает по такой вот тесноте, когда мал-мала меньше, когда в доме звенят детские голоса, когда в доме — куча мала…

Замуж выдают очередную сестру

Замуж выдают очередную сестру

— Вам, небось, завидуют? — спрашиваю напоследок. — Вон сколько у вас детей…

— Завидуют, но не тому, что много детей, а совсем другому. Что мы хорошо живем, завидуют! У кого-то две детей, а еле перебиваются. А я, когда детки малые были, четыре коровы держал, свиней, кур. Живности и сейчас полно. Я никогда не пил, некогда, детей надо было поднимать. Рано осознал, что такое ответственность за них. Зарабатывал, где мог, пахал, как проклятый. И горжусь, что мы с Марией воспитали таких детей, которые не пьют, не курят и выросли настоящими людьми!

kp.md