Домой Аналитика Молдавский таран: как Игорь Додон пытается рассорить Россию и Приднестровье

Молдавский таран: как Игорь Додон пытается рассорить Россию и Приднестровье

340
ПОДЕЛИТЬСЯ

Подробности для тех, кто упорно не хочет видеть реальность

Весьма сложно поспорить с тем, что Молдавия — наглядный пример далеко не самого удачного постсоветского государства. За годы «независимости» Республика Молдова прочно увязла в коррупции и экономическом упадке, а в последние 10 лет жестко разделена по геополитическим предпочтениям, которые, как кажется, занимают молдавское общество больше, чем собственное благополучие.

Примечательно: хотя в государственном строительстве Кишинев не преуспел, политические процессы в Молдавии — это настоящая находка для исследователей, здесь разыгрываются комбинации, достойные учебников по прикладной политологии. Так, к примеру, по прошествии определенного времени можно смело утверждать, что центральный внутримолдавский сюжет — противостояние пророссийского президента Игоря Додона и проевропейской олигархической Демпартии во главе с Владом Плахотнюком — определенная форма политических полевых игр, состоящих из бесконечной серии «договорных поединков».

Отечественные и зарубежные журналисты не раз обращали внимание, что политические шаги Игоря Додона зачастую являются прямым подыгрыванием проевропейской коалиции и непосредственно Демократической партии Плахотнюка. Самым ярким примером из недавнего прошлого принято считать инициативу президента РМ об изменении избирательной системы Молдавии с пропорциональной на смешанную. Голосование по партийным спискам гарантированно обеспечивало победу пропрезидентской Партии социалистов, а Демпартию Плахотнюка оставляло «за бортом», смешанная же, как полагают специалисты, позволит последнему попросту «купить» необходимое количество депутатов, избранных по одномандатным округам.

Владимир Плахотнюк и Игорь Додон

Иллюстрация:  jurnal.md
Владимир Плахотнюк и Игорь Додон

Как это ни парадоксально, но во многом благодаря Игорю Додону молдавскому правительству удавалось на протяжении всего 2017 года фактически безнаказанно обострять отношения с Россией. Кишинев целенаправленно усиливал антироссийскую риторику, давал юридическую оценку присутствию военнослужащих РФ в Приднестровье в качестве «оккупации», выдворял российских дипломатов, объявил российского вице-премьера Дмитрия Рогозина персоной нон грата и даже обратился в ООН с предложением принять резолюцию о выводе военных России с территории ПМР. Со стороны РФ, в соответствии с общепринятыми в международных отношениях принципами взаимности, напрашивались ответные санкции — но ничего существенного Кремль на молдавском направлении так и не предпринял. В Москве не скрывали, что эта демонстративная сдержанность — аванс Игорю Додону, желание не подпортить политический фон молдавскому президенту, который позиционирует себя в качестве монопольно-пророссийского и в этом амплуа, ожидаемо, поведет свою партию на парламентские выборы 2018 года. Вне всяких сомнений, наличие фактора Додона фактически развязало руки правящей кишиневской верхушке, и потому именно 2017-й стал для нее рекордным по количеству и остроте антироссийских выпадов. Если бы такого эффективного сопартнера для проевропейского альянса не было, его стоило бы обязательно придумать.

Еще одним «договорным» направлением работы президента и правительства РМ является приднестровское урегулирование. Самая простая аналогия, которая приходит на ум, — это принцип плохого и хорошего полицейского. Роль «хорошего парня», которая по понятным причинам досталась Игорю Додону, успешно отыгрывалась им вплоть до середины прошлого года. Президент Молдавии и сам приезжал в Приднестровье (о чем постоянно напоминает), и принимал у себя в гостях президента ПМР Вадима Красносельского. Тем временем правительство РМ тормозило диалог с приднестровскими представителями и готовило новый виток экономической и транспортной блокады Приднестровья в формате совместного с Украиной контроля приднестровской границы.

В конечном итоге молдавская президентура по факту самоустранилась от какой-либо практической работы с Тирасполем, и президент Додон сконцентрировался на им же инициированной заочной полемике с приднестровской стороной. Правительство РМ продолжило давить на Приднестровье с новой силой. Как и в случае с Россией, молдавский президент несколько месяцев успешно играл роль громоотвода, замыкал на себя контакты с руководством ПМР — только для того, чтобы тянуть время и дезориентировать Тирасполь благозвучными заявлениями.

Пограничники Украины и Молдавии

Иллюстрация: Державна прикордонна служба України
Пограничники Украины и Молдавии

Уже к началу лета 2017-го формальный лидер Молдавии публично поддержал внедрение совместного молдавско-украинского контроля на границе ПМР: «Здесь, в Кишиневе, у нас у всех общая позиция. Все мы говорим об общей стране, о реинтеграции, когда должна быть и одна граница». Спустя неделю правительство, парламент и президент РМ выступили с совместным заявлением, где вновь подтвердили единую позицию по отношению к Приднестровью. Игорь Додон по факту солидаризировался с курсом проевропейского правительства на дальнейшую блокаду Приднестровья — оба полицейских на поверку оказались однинаково плохими.

Показательно, что, похоронив образ «хорошего парня», президент Молдавии молниеносно сменил амплуа и на протяжении последних месяцев исполняет новую, не менее удобную для него роль — таранит и «разогревает» приднестровско-российские отношения, вбрасывая в публичное пространство заявления о «воровстве» в Приднестровье российских финансов. Первые громкие заявления Игорь Додон сделал в середине 2017 года, когда его недееспособность в качестве стороны переговоров стала очевидной для всех вовлеченных игроков. Тогда же глава ПМР Вадим Красносельский порекомендовал молдавскому президенту не вмешиваться в отношения Приднестровья с Россией, а прокуратура республики пригласила Додона в гости — предоставить факты воровства российских денег, если таковые действительно есть.

Однако тактику зашлаковывания медийного пространства слухами и генерирования общей нервозности президент Молдавии активно продолжает, причем не без помощи определенных политических фигур и «лидеров общественного мнения» в самом Приднестровье. Неслучайно в конце прошлой недели в сети появилась видеозапись интервью Игоря Додона приднестровскому журналисту Григорию Воловому,открыто симпатизировавшему экс-президенту ПМР Евгению Шевчуку и фактически работавшемув пуле «президентских» СМИ Приднестровья в годы правления последнего. В беседе с Воловым президент РМ несколько раз методично повторил тезис про «воровство» российских денег, причем намекнул и на то, что Москва якобы тормозит финансовую помощь непризнанной республике как раз по причине вероятного их нецелевого расходования.

«Дальше, а что дальше? И мне кажется, что возникает очень четкий правильный вопрос. Ребята, это продолжаться дальше не может. Да, наверное, Россия готова помочь, но, наверное, [они] хотят знать, куда «мы идем». Сейчас вы еще 100 миллионов долларов попросите или 150 быстро на бюджет, это то, что я слышал. Ну хорошо, дадут они. Но они, наверное, хотят знать, а что будет через 2−3 года. Каждый год так по 100−150?» — задался вопросом молдавский президент в беседе с журналистом.

Разумеется, скромно умолчав о ежегодном субсидировании Молдавии со стороны ЕС, а также о том, что цифра долга его страны только перед европейскими институтами уже подбирается к миллиарду евро. Как бы там ни было, молдавский президент хорошо понимает, что тема российской финансовой помощи весьма болезненно воспринимается в Тирасполе. Правительство ПМР даже пригласило в республику ряд аудиторских фирм России с тем, чтобы подтвердить прозрачность расходования финансов Российской Федерации.

Флаг Приднестровской Молдавской Республики

Иллюстрация: Vestipmr.info
Флаг Приднестровской Молдавской Республики

Предположение о том, что Игорь Додон целенаправленно публично дразнит и Тирасполь, и Москву, подтверждается также беспрецедентным вниманием, которое уделил президент Молдавии приднестровской фирме «Шериф» в своем интервью Григорию Воловому. Приднестровский крупный бизнес президент РМ связал с некими «серыми схемами» и лидером Демпартии РМ Владимиром Плахотнюком. Если учесть, что фигура последнего вызывает крайнюю антипатию в российском истеблишменте, то тем более очевидной становится попытка Додона рассорить Москву и Тирасполь. Причем ради этого президент РМ сознательно подставляется под удар и даже провоцирует Приднестровье на некие показательные шаги в отношении себя.

Так, если у России есть спорные резоны не отвечать на выпады со стороны Кишинева до парламентских выборов в Молдове, то у Приднестровья причин не реагировать на все более вызывающую риторику Игоря Додона значительно меньше. Летом прошлого года, когда в ПМР отмечали 25 лет миротворческой операции России, в самый последний момент отменилось участие в праздничных мероприятиях президента Молдавии — на фоне дерзкого демарша Кишинева в отношении гражданского самолета с вице-премьером Рогозиным на борту. Особой ясности о том, кто и как принимал решение об отмене участия в торжествах Игоря Додона, нет, однако некоторые эксперты тогда трактовали это как сигнальный шаг Тирасполя в адрес «беспомощного» президента Молдовы, не сумевшего обеспечить даже въезд в страну высокопоставленного российского чиновника.

Мемориал Памяти и Скорби, защитникам ПМР

Мемориал Памяти и Скорби, защитникам ПМР

В этом смысле нелишним будет предположить, что Игорь Додон на протяжении полугода сознательно провоцирует Приднестровье на эмоциональные ответные шаги в свой адрес. Строго говоря, для молдавского президента эта тактика в известной степени беспроигрышна: пока Тирасполь сохраняет самообладание, Додон может и дальше упражняться в оскорбительных набросах против руководства ПМР, пытаясь предстать в образе молдавского государственника. С другой стороны, если в Приднестровье все же посчитают нужным поставить Додона на место, последний с радостью схватится за эту спасательную «соломинку, выставляя себя пострадавшей и, разумеется, ни в чем не виноватой стороной — бравировать своей беспомощностью и постоянно назначать виноватых у молдавского президента получается лучше всего. В то же время определенные круги оппозиционной приднестровской общественности, в том числе регулярно встречающиеся с Игорем Додоном, смогут с новыми силами плодить слухи о «противодействии» руководством Приднестровья так называемым российским интересам.

Подобный сценарий со стороны может показаться чрезмерно «постановочным» — однако история молдавской политики знает множество не менее блестящих спектаклей. Кроме того, следует понимать, что Игорь Додон в заочной полемике с официальным Тирасполем демонстративно переходит «красные линии», даже с точки зрения общепринятой этики. Молдавский президент также не скрывает и своих амбиций по выходу на внутриполитическое поле Приднестровья, что также явно выступает провокационным фактором. Поэтому официальному Тирасполю в этой связи следует обратить пристальное внимание на сложившуюся ситуацию — похоже, что сегодняшний сценарий, разыгрываемый в несколько рук, является весьма непростым вызовом для республики. В конце концов, господин Додон — известный специалист в «молдавских шахматах».

 Денис Симонов

Regnum.ru