Домой Общество Как в Бессарабке пропали полмиллиона на ремонт общежития для незрячих и слабовидящих

Как в Бессарабке пропали полмиллиона на ремонт общежития для незрячих и слабовидящих

266
ПОДЕЛИТЬСЯ
Фото: Александр Антониу, NewsMaker
В общежитии для незрячих и слабовидящих в Бессарабке за год мало что изменилось. Как и осенью 2016 года, когда корреспонденты NewsMaker побывали там впервые, в общежитии протекает крыша, на стенах буйно цветет плесень и почти не работает отопление. Здание построили в 1984 году. В 2011 парламент выделил 800 тыс. леев на его капитальный ремонт. Однако подрядчик пропал, не выполнив и половины работ. Пропали и деньги. NM рассказывает, чем закончился скандал вокруг ремонта, а также о том, как живут и о чем мечтают жильцы общежития.

О ремонте

Общежитие для незрячих и слабовидящих в Бессарабке построили в 1984 году, при советской власти. Селили сюда работников предприятия Ambas-Fer, которые приезжали в Бессарабку по направлению из Бельцкой школы-интерната для незрячих.

В общежитии живут 28 семей. И еще здесь уже давно живет сырость и плесень. Между листами шифера на крыше — огромные зазоры. После дождя и снега плесень с новой силой расползается по коридорам и квартирам.

В 2011 году на капремонт здания парламент выделил 800 тыс. леев: планировали починить крышу, заменить все окна и двери. Тендер, организованный районным советом Бессарабского района, выиграла кишиневская компания SRL Belan Grup. Выполнив работы лишь частично, подрядчики пропали. В Бессарабку пригласили строительную инспекцию из Кишинева: специалисты подтвердили, что не выполнены работы на 356 тыс. леев. Но акты о сдаче полного объема работ уже были подписаны бывшим председателем района Илие Чернэуцаном.

Чернэуцана задержали в 2012 и приговорили в 2015 году к семи годам тюремного заключения за пассивную коррупцию: он вымогал у подрядчиков на другом объекте деньги за акт о сдаче работ.

Общежитие, однако, счастливой развязки не дождалось. Как рассказал зампредседателя Бессарабского района Василий Гузун, после многочисленных заявлений в полицию, прокуратуру и Национальный центр по борьбе с коррупцией, в конце 2016 года райсовет получил извещение: дело закрыто из-за недостатка доказательств. Деньги вернуть не удалось.

«Больше никуда не обращаемся, потому что нет смысла», — пояснил Гузун.

Компании SRL Belan Grup на сегодняшний день уже не существует.

А в крыше общежития по-прежнему огромные дыры, и все стены пропитаны сыростью.

«Сами жильцы писали и в правительство, и в разные организации, но всем все равно, что происходит с этими людьми», — посетовал председатель Бессарабского района Петр Пушкарь.

Во время незаконченного капремонта в общежитии заменили часть старых окон и дверей. В большинстве же квартир остались прогнившие деревянные рамы. К крыше подрядчики даже не притронулись, поэтому помещения регулярно затопляет.

По словам Пушкаря, райсовет планирует частично решить проблему своими силами. Помещения одного из муниципальных предприятий сдаются в аренду швейной фабрике. На часть вырученных с этого денег советники рассчитывают починить крышу в общежитии. Работы планируют начать этой весной и потратить на них порядка 100 тыс. леев. Жильцы к обещаниям властей пока относятся с недоверием: работы должны были начаться еще осенью.

Не первый год откладывается и другое обещание. В общежитии стоят общие счетчики на воду,г газ, электроэнергию. Если кто-то из жильцов не успевает вовремя заплатить по счетам, коммунальные услуги отключают всему дому. Еще в 2016 году компания Gas Natural Fenosa обещала исправить это и установить индивидуальные счетчики на электричество. Потом этот план перенесли на 2017 год, затем — на 2018.

С прошлого года в общежитии начали поднимать вопрос о приватизации. Но назвать комнаты по-настоящему своими жильцы общежития в ближайшее время также не удастся: все снова упирается в дырявую крышу.

«Приватизация реальна, но если приватизируют 70% квартир, то здание перейдет на самообслуживание. И если начнутся ремонт крыши и остального, затраты лягут на плечи жильцов. А откуда у них такие деньги?», — объяснила директор общежития Наталья Акбаш.

О работе

Предприятие Ambas-Fer, как и общежитие, принадлежит Обществу слепых Молдовы. Корпус общежития и производственные здания соединяет металлический поручень: держась за него, жильцы добираются на работу. Но делать им это приходится не часто.

Во времена СССР на предприятии работали порядка двухсот человек и выпускалось 10 млн консервных крышек в год. Завод работал в две смены. В 2016 году, когда там впервые побывали корреспонденты NM, на нем трудились 19 человек с проблемами со зрением. Они были заняты порядка двух с половиной месяцев в году. Объем производства сократился до 1,2 млн крышек в год.

Сегодня на предприятии работают 30 человек. У 21 из них — инвалидность по зрению и из-за хронических заболеваний. Заказов на крышки по-прежнему мало.

«Сейчас очень много современных технологий, большая конкуренция. По той же крышке сейчас есть аппараты, которые сами устанавливают резиновое кольцо в крышку. Ручной труд малооплачиваемый и малоэффективный», — рассказал новый директор предприятия Василий Филипов.

Ежемесячная зарплата работников — 2100 леев.

За последние полтора года Филипову удалось наладить другие виды деятельности на предприятии. Теперь Ambas-Fer собирает мебель и изготавливает улья для пчел. На этих работах заняты, в основном, зрячие люди. У слабовидящих появилась другая новая работа — обработка сорго и изготовление веников. Первый урожай сорго собрали в 2017 году. Из них постояльцы общежития изготовили 4 тыс. веников. Их до сих пор не до конца распродали. Но в течение года у подопечных Общества слепых четыре месяца была работа.

Филипов планирует и дальше разнообразить производство. В этом году он собирается начать изготавливать черенки для инструментов. Это даст работу еще одному-двум людям.

О жизни

В общежитие продолжают заселяться новые жильцы. Клавдия и Николай въехали в квартирку площадью около 12 «квадратов» год назад. Раньше семья жила с дочерью в доме на земле. Но Николаю прооперировали ногу: после этого постоянно выходить на улицу стало тяжело. Пришлось переехать. Супруги сразу сделали скромный ремонт. Но уже через несколько месяцев в комнату на третьем этаже снова вернулась плесень.

 

«Ремонт мы сделали, но из-за того, что течет крыша, у нас проблемы. Сказали, что весной будут делать крышу и надо заново делать ремонт, чтобы на организм не действовала эта сырость», — делилась Клавдия.

Квартира супругов оказалась в числе тех, где успели поменять окна во время незавершенного капремонта. От холода и плесени это не спасает: по потолку растянулись черно-зеленые пятна, в комнате не больше 18 градусов.

Клавдия родом из Кагульского района, Николай — с севера Молдовы. Они познакомились в Бельцкой школе-интернате для слабовидящих и с тех пор вместе. В этом году исполнится 35 лет со дня их свадьбы. У Клавдии зрение очень слабое. Николай —
«тотальник». Так называют здесь тех, кто полностью лишен зрения.

После школы их отправили на работу в бессарабский Ambas-Fer. Но в 2007 году они попали под сокращение.

«Сейчас дома сидим, на одну пенсию живем. А чем заняться? Воровать, кого-то убивать, что ли? Мы — инвалиды, куда пойдем? Зрячие не нужны никому, а инвалиды тем более», — сетовала Клавдия.

Больше всего денег в семье уходит на лекарства. Часть из них приходилось покупать даже когда Николай лежал в больнице: медицинский полис не спасал от покупки мази, бинтов, некоторых лекарств.

«Мы с детства инвалиды, мы привыкли, такая колея наша. Надеемся, но куда лучше? Если была бы работа… Раньше было веселее, работали, встречались, А сейчас — нет работы, нет денег, люди по своим комнатам сидят», — поделилась Клавдия.

И добавила, что в Бессарабке работы нет и для зрячих:

«У нас хоть пенсия есть. А они на что живут, бедные?».

О мечтах

У Клавдии и Николая трое детей. Один из сыновей уже 12 лет живет в этом же общежитии с женой и уже своими тремя детьми.

У его 31-летней супруги Татьяны инвалидность по зрению.

«Я, в основном, дома с детьми. Муж работает. У нас здесь официальное устройство невозможно, потому что заработков нет, кроме как на винзаводе. Еще была железная дорога, но она тоже практически обанкротилась. Поэтому работаешь, когда какой калым попадется. Главное, чтобы платили», — рассказала Татьяна.

По ее словам, раньше ее муж ездил на заработки в Россию, а теперь из-за проблем с документами вынужден искать подработки дома. Тем же, по ее словам, занято и большинство жильцов общежития: копают огороды и могилы, столярничают, чинят мебель. Те, кто не работает, пьют.

Сама Татьяна получает пенсию по инвалидности — 700 леев. О профессии и полноценной работе она даже не мечтает. «Я бы с удовольствием выучилась на кого-то, но где? Что можно освоить в нашем положении? В Кишиневе есть курсы обучения массажу, компьютерные курсы», — поделилась Татьяна. Но на путешествия в столицу нет ни денег, ни времени.

В двухкомнатную квартиру из «однушки» семья переехала год назад. Раньше в этом месте было подсобное помещение. Ремонтировали своими силами. Оборудовать ванную комнату пока не удалось, поэтому приходится ходить к родителям на соседнюю улицу.

Все трое детей Татьяны ходят в обычную школу. У старшего сына — шестиклассника — проблемы со зрением: его оперировали уже шесть раз. Деньги собирали по родственникам, благотворительным организациям, просили по телевидению. «Мы давали объявление на телевидение. Муж ходил с фотографией ребенка. Это частная клиника и там никаких поблажек: либо у тебя деньги есть, либо нет», — рассказала Татьяна. Последняя операция закончилась успешно. Единственное, о чем теперь приходится договариваться с учителями, чтобы ребенок всегда сидел за первой партой.

«Было бы у меня здоровье, были бы у меня глаза, я бы с удовольствием куда-то уехала, мы бы что-то приобрели и жили бы отдельно. Но главное, чтобы у деток было здоровье. Надеемся, что они вырастут и чего-то добьются. А мы уже рядышком будем», — поделилась Татьяна. Унывать она не собирается: «Чего обижаться? Смысл унывать? Мы живы, детки есть, живы и здоровы. Если я буду впадать в депрессию —“хочу жить богато”, то разве завтра разбогатею? Нет, конечно».

На сегодняшний день в Молдове около 10 тыс. человек признаны инвалидами по зрению. Из них 4,5 тыс. — люди с тяжелыми формами нарушения зрения. До сих пор в стране работает только одна специализированная школа-интернат для слабовидящих — в Бельцах. Общежития Общества слепых есть в нескольких городах Молдовы. Большинство из них находятся в таком же плачевном состоянии, как и в Бессарабке.