Додон как «наименьшее зло» или в чём секрет «популярности» президента среди гагаузов

Додон как «наименьшее зло» или в чём секрет «популярности» президента среди гагаузов

0
ПОДЕЛИТЬСЯ
Недавно редакция gagauz.md опубликовала статью о том, что президент Игорь Додон теряет свои позиции в Гагаузии. Дескать, люди видят его сотрудничество с демократами и отказывают ему в доверии. Насчёт договорных псевдоконфликтных отношениях Додона с руководством ДПМ автор, по правде говоря, Америку нам не открыл, это трудно отрицать. Но вот насчёт потери популярности я не совсем согласен. Дело в том, что популярностью как таковой Игорь Додон в Гагаузии никогда и не обладал.

Кто-то в социальных сетях в комментариях к той статье написал, что Додону население автономии никогда не верило, а просто надеялось на него.  Я бы уточнил: в последние годы он был для большинства жителей Гагаузии «меньшим злом» на фоне остальных молдавских политиков. Секрет его, так называемой популярности – в отсутствии альтернативы, а вовсе не в том, что он отвечает чаяниям гагаузов. И тому есть масса примеров.

Вспомним ситуацию накануне парламентских выборов 2014 года. Последние рейтинги показывали, что у ПСРМ уровень поддержки около 8%, что сам Додон и социалисты преподносили как небывалый успех. У «Нашей Партии» Ренато Усатого были примерно такие же показатели, но за день до выборов НП незаконно сняли с выборов. В итоге Додон получает вдвое больше голосов, чем рассчитывал получить в своих даже самых оптимистичных мечтах. В Гагаузии ПСРМ получили тогда 57%. Казалось бы – оглушительный успех для непарламентской партии. Но каким бы был результат в случае, если бы у гагаузов была альтернатива в лице партии Усатого? 20-30%? Уже не так впечатляет, не так ли?

Потом, летом 2015 года были местные выборы и «Наша Партия» уже могла выставлять своих кандидатов в мэры и советники. Результаты той кампании известны: НП выиграла выборы во всех райцентрах автономии и нескольких сёлах. Представители социалистов с трудом «взяли» пару сёл.

Президентские выборы. В первом туре Игорь Додон получил в Гагаузии более 80% голосов. Но при этом явка избирателей составила всего 40% и оказалась самой низкой по стране.  И только во втором туре, когда гагаузов поставили перед выбором: Додон или Майя Санду, все мобилизовались и подарили лидеру социалистов 99%, фактически, обеспечив ему резерв голосов, благодаря которому он стал президентом. Но давайте будем откровенными: когда выбор делается при такой альтернативе, трудно утверждать, что он был основан на уважении и доверии. «Меньшее зло» — оно тоже «зло».

И, как в случае с местными выборами 2015 года, последовавшие за президентской кампанией выборы в Народное собрание Гагаузии снова показали реальный авторитет Додона в Гагаузии. Пять депутатов от ПСРМ из 35 членов депутатского корпуса – вот вам и «популярность Додона».

Все эти примеры показывают, что Додон – политик, выигрывающий на отсутствии альтернативы. Возможно даже, что на ключевых выборах парнёры Додона из ДПМ специально помогают ему и ликвидируют конкурентов по лево-центристскому флангу. На парламентских выборах «Нашу партию» сняли с гонки. Потом, при изменении конституции изменили допустимый возраст кандидатов в президенты, лишив Ренато Усатого участвовать в этой гонке. Более того, на НП обрушился весь государственный репрессивный аппарат: Усатый не смог вернуться в Молдову из-за угрозы ареста, активистов партии задерживали и заводили уголовные дела.

Все эти действия сделали Партию Додона «ведущей оппозиционной силой». Но насколько фейковой является его оппозиционность, настолько, же дутым и искусственным можно считать и его популярность. Додон – заурядный популист, делающий карьеру на предательстве и обмане, и пришедший к власти на «костылях» демократов. В Гагаузии у такого персонажа никогда не будет и не может быть народной поддержки.

 

 

Георгий Курудимов, Чадыр-Лунга

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

восемнадцать − 17 =