Башкан несбывшихся надежд

Башкан несбывшихся надежд

0
ПОДЕЛИТЬСЯ
Недавно исполнилось два года, как Ирина Влах пришла к власти в Гагаузской автономии. С какими результатами встречает она середину своего правления и насколько люди довольны её работой? Молдавское издание «Эксперт новостей» предлагает взгляд из самой Гагаузии.

«Первая женщина-башкан», «первая из башканов, кто победил в первом туре», «первая, кого открыто поддержал Кремль», — эти «премьеры» Ирины Влах хорошо знакомы каждому жителю Гагаузии. Весной 2015-го, с подачи самой новой власти, об этом писали все региональные СМИ, и уже тогда было понятно: правление этого политика люди запомнят надолго.

Особенными были и ожидания, которые люди связывали с избранием нового башкана. За год до этого, в феврале 2014-го, в автономии прошёл референдум, на котором почти 99% населения высказались за развитие стратегических связей с Россией. И когда во время башканских выборов стало очевидно, что Москва продвигает конкретного кандидата в лице Ирины Влах, народ воспринял это как положительный ответ на февральское народное волеизъявление. «Русские нас услышали и хотят оказывать нам поддержку. Если Влах – кандидат Кремля, значит свои обещания она выполнит» — такие нехитрые рассуждения были очень распространены в обществе в то время.

«Ничего из списка обещаний на данный момент не выполнено»

А наобещала Ирина Влах в своей предвыборной программе с вагон и маленькую тележку. К 2017 году было обещано открыть 2 тыс. новых рабочих мест, создать 11 высокотехнологичных молдавско-российских перерабатывающих предприятий, более дешёвые тарифы на газ для потребителей из Гагаузии, дополнительные субсидии для фермеров из бюджета автономии. Отдельно было обещано принять программу консолидации земель и открыть 5 крупных агро-промышленных комплексов. В программе есть пункт и о программе социального жилья для работников культуры и образования. Множество обещаний было сделано и в политической сфере. Влах собиралась добиваться повышения статуса Закона о Гагаузской автономии. Так же она говорила, что создаст общественный совет с участием всех предыдущих башканов для выработки эффективной политики.

Будет лишним объяснять, что ничего из этого списка обещаний на данный момент не выполнено. Все мы живём в Гагаузии и сами прекрасно это понимаем. Люди по-прежнему не могут найти дома работу и уезжают за границу, никаких российских предприятий в регионе не появилось, со всеми без исключения бывшими башканами она пересорилась, полномочия Гагаузии за последние два года урезались так, как не урезались за последние 10 лет, а социальное жильё для бюджетников и вовсе звучит, как из области фантастики.

С другой стороны, Ирина Влах проработала только пол срока и, может быть, как нерадивый студент, который готовится к экзамену в последнюю ночь, она к концу своего правления что-нибудь – да сделает. Хотя бы частично, хотя бы в самой «больной» сфере – сфере занятости населения. По крайней мере, надежда на это всё ещё есть.

Про надежды: а вдруг!

Вообще, надежда – это главное чувство, связанное с правлением Ирины Влах. Два года назад люди возлагали на неё большие надежды, а сегодня, эти надежды подвергаются серьёзному испытанию. Они то загораются, то снова тают.

Например, большой энтузиазм в обществе был накануне и после международного инвестиционного форума, который прошёл осенью 2015 года. С экранов телевизоров власти Гагаузии уверяли, что вот-вот в автономию хлынут инвестиции, откроются производства и народ заживёт лучше. В Комрате обещали построить новую гостиницу, в Чадыр-Лунге – новую электростанцию. Форум прошёл, гости уехали, а остались лишь обещания и смета по организации мероприятия на несколько сот тысяч леев, которые власти оплатили из бюджета. А через год был и второй форум и та же история со множеством «инвестиционных проектов», которые остались на бумаге.

Если взять подшивки газет или поискать в архивах гагаузских информационных сайтов, то можно без труда найти десятки новостей о визитах Ирины Влах за рубеж и о её встречах с иностранными политиками, из которых мы в своё время узнавали о «достигнутых договорённостях развивать сотрудничество». И каждый раз подобные новости зарождали в сознании надежду: «а вдруг!». Но единственным итогом от поездки были потраченные бюджетные деньги.

Справедливости ради, результат от зарубежных вояжей всё же был – как правило, в виде гуманитарной помощи. Это значительное подспорье в развитии Гагаузии и – без иронии – пусть это направление развивается и дальше. Но неужели только ради этого налаживались все связи Гагаузии с внешним миром – российскими регионами, Турцией, странами ЕС? Неужели ради получения гуманитарки разрабатывались и подписывались соглашения о сотрудничестве, налаживались личные связи предшественников Влах с руководством других стран. Неужели все усилия были ради того, что бы Гагаузия превратилась в аналог палестинской автономии, вся деятельность которой сводится к получению помощи от внешних доноров?

Россия поддержала Влах на выборах и своим последующим отношением доказала, что действительно готова помогать Гагаузии. Серьёзность намерений подтверждают многочисленные визиты в Комрат представителей региональных властей РФ, фитосанитарных служб, бизнес-делегаций. Все приезжавшие гости были высокого статуса и если они тратили своё время и проделывали путь в 2 тыс. км., то понятно, что их интересовали не только интервью и фотографии с башканом. Но, к сожалению, дальше ознакомительных визитов дела, в основном, не двигались. Значит, гагаузская сторона не смогла их заинтересовать, не смогла соответствовать критериям или не показала достаточной заинтересованности.

Зато большую заинтересованность власти автономии показали в пиаре. Например, когда Ирина Влах, будучи в составе молдавской делегации в Москве, поздоровалась за руку в президентом Владимиром Путиным, то это муссировалось в подконтрольных ей СМИ так, будто дотронуться до Путина – было её главным предвыборным обещанием. Эксплуатация российской темы Ириной Влах достигает таких масштабов, что, кажется, руководству РФ это скоро может надоесть и Москва перекроет всю поддержку. Потому что используя имя России и не добиваясь реального развития автономии, Влах попросту дискредитирует своих партнёров.

Не сложилось у башкана и в отношениях с Правительством Молдовы. «Конструктивные отношения» с центральными властями, которыми она хвасталась в начале своего мандата, на деле оказались политикой ущемления Гагаузии и урезания её полномочий. И самым ярким примером тому служит подписанный за спиной башкана скандальный договор о сдаче территории автономии в аренду американской компании для разведки и добычи углеводородов.

Надежды были и на сотрудничество Влах с президентом Додоном. Однако, то ли у них испортились отношения, то ли изначально их сотрудничество было ради пиара, но сегодня, когда речь заходит о реальных делах, Додон отказывает башкану в поддержке. Так, например, случилось, когда Додон отказался включить башкана в Высший совет безопасности РМ.

Итоги 

Общее впечатление от двух лет правления Ирины Влах – это невосполнимая потеря времени и множество упущенных шансов. Она два года имела поддержку России, два года её оппоненты внутри Гагаузии молчали и не мешали работать, а Народное собрание шло у неё на поводу. У неё были все карты, что бы провести масштабные преобразования и реально улучшить жизнь людей, но все преимущества она использовала для укрепления собственного рейтинга.

По последним соцопросам, 70% населения автономии считают, что за последний год их экономическое состояние не изменилось или стало хуже. Те же исследования показывают, что впервые за многие годы людей стала волновать коррупция в автономии. Жизнь десятков тысяч людей превратилась в настоящее испытание. Ежедневно две-три, а то и четыре семьи навсегда уезжают из Гагаузии.

Успеет ли Ирина Влах за оставшиеся два года изменить ситуацию к лучшему? Надеяться на это с каждым днём всё труднее, особенно когда видишь, что власть тебя откровенно дурит.

 

Виктор Ганев, «Эксперт Новостей»

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

18 − 3 =