Главный вопрос в Молдавии: кто кого

Главный вопрос в Молдавии: кто кого

0
ПОДЕЛИТЬСЯ
1 апреля исполняется 100 дней с момента вступления в должность президента Молдавии Игоря Додона. Этот дебют обострил двоевластие, при котором новый, всенародно избранный, но обладающий символическими полномочиями «пророссийский» президент противостоит старому «проевропейскому» большинству в парламенте и правительстве, которое никто не избирал, но в руках у которого реальная власть. При этом Додон пытается создать собственный клан, выступая в роли главного электорального агента своей Партии социалистов Республики Молдова (ПСРМ) в расчете на то, что именно она получит большинство на следующих парламентских выборах. Реальный правитель Молдавии, лидер Демократической партии Молдовы (ДПМ), олигарх Владимир Плахотнюк, соответственно всячески этому противится, пишет ng.ru.

Додон выиграл выборы как «пророссийский» кандидат, который обещал восстановить нормальные отношения с Россией, исправить перекос в сторону Запада, образовавшийся за семь лет «проевропейского» правления. Для того чтобы на деле выполнить свои предвыборные обещания, у Додона нет реальных властных рычагов. У ПСРМ 24 из 101 депутата в парламенте. ДПМ контролирует 57 мест в парламенте, правительство, судебную власть, бизнес, прессу и заявляет, что новый президент не в состоянии поколебать старый проевропейский курс.

За первые 100 дней своего президентства Додон совершил два визита в Москву и один в Брюссель. Ему удалось добиться амнистии в отношении молдавских мигрантов, которым был запрещен въезд в Россию, и расширения доступа на российский рынок для предприятий Молдавии. Но в Вашингтоне, Брюсселе, Бухаресте, Киеве Додона воспринимают как «чужака», как «антизападного тролля» и ведут дела не с ним, а с проевропейской коалицией Плахотнюка.

Москва демонстрирует впечатляющую благосклонность к новому президенту Молдавии. Российско-молдавские отношения, по сути, превратились в российско-додоновские отношения. Плахотнюк считается персоной нон грата в России, и подконтрольные ему парламент и правительство сжигают даже те шаткие мосты, которые пытались налаживать с Москвой до победы Додона. После вступления в должность «пророссийского» президента градус русофобии, насаждаемой правящим большинством, просто зашкаливает. Председатель парламента Андриан Канду и премьер-министр Павел Филип лично передали российскому послу ноту, в которой объявили о том, что молдавские чиновники не будут ездить в Россию, пока та «не прекратит преследования молдавских политиков». В ноте не уточняется, о каких политиках идет речь, но, как писала кишиневская пресса, не исключено, что Россия пытается объявить в международный розыск самого Плахотнюка. В Кишиневе начали ловить и сажать в тюрьму «русских шпионов». Парламент отказался направить делегацию на заседание Межпарламентской ассамблеи СНГ. Правительство объявляет о новых планах по реализации Соглашения об ассоциации с ЕС и укреплению связей с НАТО. Спикера и премьера принимают с официальными визитами в Румынии и Украине, которые демонстративно отказываются общаться с молдавским президентом.

Внешняя политика Молдавии оказалась расколотой и поделенной между Додоном и Плахотнюком. Президент монополизировал отношения с Россией, правящее большинство – с Западом и соседями.

Такое же разноголосье наблюдается и по отношению к Приднестровью. Додон регулярно встречается с главой региона Вадимом Красносельским, стремясь наладить диалог между берегами Днестра, с перспективой выхода на политическое урегулирование по федеративной модели. Но правительство, которое формально представляет Молдавию в переговорном формате «5+2», продолжает прежний курс и дезавуирует Додона, заявляя, что приднестровское урегулирование – не его дело.

В таких условиях ПСРМ провозгласила своей целью победу на следующих парламентских выборах в конце 2018 года, чтобы взять под контроль парламент, сформировать правительство и в связке с президентом реализовывать свою программу. Главным электоральным агентом социалистов выступает глава государства, а сам он делает основную ставку на личные эксклюзивные отношения с Москвой. При этом ни Додон, ни его партия не идут на открытое противостояние с Плахотнюком, пытаясь проскочить «между струйками» к реальной власти.

Молдавское общество остается расколотым. «Пророссийский» и проевропейский сегменты примерно равны. Есть Приднестровье, которое просится в состав России. Есть унионистское течение, выступающее за растворение Молдавии в составе Румынии. В левом, «пророссийском», сегменте ПСРМ – ведущая, но не единственная, сила. Есть антиолигархическая «Наша партия» Ренато Усатого, мэра второго по величине молдавского города Бельцы. Есть Партия коммунистов экс-президента Владимира Воронина, из которой вышел сам Додон. На правом, проевропейском, фланге кроме группировки Плахотнюка есть партия «Действие и солидарность» Майи Санду, которая уступила Додону во втором туре президентских выборов всего 4% голосов. Есть гражданская платформа «Достоинство и правда» Андрея Нэстасе. Эти две партии находятся в оппозиции к Плахотнюку, обвиняя его в том, что он «захватил государство и скомпрометировал европейский курс». В жесткой оппозиции к Плахотнюку находится и Усатый, который, как и Додон, считается «пророссийским» политиком.

Преодоление раскола в молдавском обществе – задача на десятилетия. Роль президента в ее решении должна быть ключевой. Но дебют Додона показывает, что он не намерен становиться президентом всех граждан Молдовы и предпочитает заниматься пиаром в интересах своей партии. Его цель – оставаться локомотивом ПСРМ, создать собственный клан, победить на выборах в парламент и заменить Плахотнюка.

При таком подходе Додону не нужны партнеры слева. Президент ничего не делает для того, чтобы помочь вернуться на родину Усатому, который поддержал Додона во втором туре выборов, но вынужден скрываться в России из-за двух десятков уголовных дел, сфабрикованных против него плахотнюковской юстицией.

Но даже если Додон подомнет под себя весь левый фланг, он останется один на один как с Плахотнюком, который власть просто так не отдаст (ради ее сохранения он планирует смену избирательной системы с мажоритарной на одномандатную или смешанную), так и с радикальными прозападными силами, включая румынских унионистов.

Не стоит забывать, что 1 декабря 2018 года, как раз когда в Молдавии должны будут проходить парламентские выборы, миллионы румын выйдут на улицы, чтобы отпраздновать 100-летие «Великого объединения» Бессарабии с Румынией. Эти «народные гуляния» не обойдут стороной и Кишинев, и, если «гуляющим» не понравятся результаты выборов, они вполне могут их «отменить» через «кишиневский майдан». Особенно если отмашку на него дадут в Вашингтоне, которому может надоесть «пророссийский» Додон. Уже сегодня на акциях протеста в Кишиневе звучит лозунг «Долой режим Плахотнюка–Додона!».

Для Молдавии главное – не споры о геополитике, которые еще больше раскалывают общество, а решение внутренних проблем. Для этого одной смены президента недостаточно. Нужна полная смена власти, приход к руководству патриотических сил, которые возьмутся за решение фундаментальных проблем. Главная из них – не допустить утраты самой государственности Молдавии, сохранить народ, построить жизнеспособное государство, которое обеспечило бы развитие. Фактически это означает переучреждение государства, создание новой Молдавской Республики на основе новой Конституции. Накопилось много проблем, которые могут найти свое разрешение только в рамках нового Основного закона. Он должен стать итогом широкого консенсуса различных политических, социальных, региональных сил, внешних партнеров.

Нужна доктрина государственности новой Молдавии. Нужно понимать, на основе какой идеологии базируется государство. Та идеология, которая насаждалась в последнюю четверть века, завела нас в тупик. Молдавское общество должно найти ответы на ключевые вопросы: как остановить демографический и экономический коллапс, культурный, моральный, духовный, социальный упадок, деградацию инфраструктуры; как создавать конкурентоспособную национальную экономику, восстанавливать социальную сферу; как обеспечить безопасность государства; каково внешнеполитическое позиционирование новой Молдавии.

Сохранение нынешней власти не решает ни одну из фундаментальных проблем Молдавии. Этот режим несовместим с самим существованием государства и народа. Вопрос стоит ребром: кто кого.

Победа над нынешним режимом – необходимое условие исправления ситуации. Но нужно понимать, что делать после войны, как строить новую жизнь в мирное время. Первые 100 дней Додона – лишь первый маленький шаг на трудном пути к этой цели.

 

Автор: Дмитрий Алексеевич Чубашенко – вице-председатель «Нашей партии»

 

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

восемнадцать − 6 =