Домой Общество Иван Дудогло, злой поэт и гагаузский Самсон

Иван Дудогло, злой поэт и гагаузский Самсон

39
ПОДЕЛИТЬСЯ
Их называют людьми с ограниченными возможностями, однако некоторые из них умеют больше, чем многие из нас, обычных людей. Как, например, житель города Чадыр-Лунга Иван Пантелеевич Дудогло,  которого друзья называют Самсоном. Называют за определенное сходство  с библейским персонажем: тот был слеп и обладал неимоверной силой.  Иван Пантелеевич  уже долгие годы «видит» мир наощупь, зрение стало пропадать после 50-ти.  Сегодня Ивану 65 лет, но он рвет цепи и гнет железо.

«Я уже более года не тренировался: повредил сухожилия на руках, теперь с железом сложнее справляться. А в свое время я скрутил немало гвоздей и прутьев», — рассказывает Иван Пантелеевич.

Несмотря на длительный период затишья, Иван Дудогло не удержался и продемонстрировал свою силу корреспонденту чадыр-лунгской газеты «Знамя», разорвав металлическую цепь. Она какое-то время не поддавалась, но Иван Пантелеевич, проявив упорство и настойчивость, все же добился желаемого результата, и одно из звеньев разошлось.

Десять лет тяжелой работы, а работал мужчина грузчиком, дали свои плоды. С каждым годом Иван Пантелеевич становился сильнее, а мешки, по его словам, стали для него легкими, словно пирожки. Разгрузить вагон селитры было  обычным делом. Потом молодой грузчик попробовал гнуть металл. Начал с гвоздей, а  после длительных тренировок ему с легкостью стали поддаваться металлические прутья и цепи. В свое время Ивану Дулогло даже довелось принять участие в программе «Moldova are talente».

Но тяжести —  не единственное увлечение чадыр-лунгского силача. Свои мысли и внутреннее восприятие происходящего вокруг он выражает в рифмах. Иван Дудогло уже выпустил три внушительных сборника собственных произведений, запланирован четвертый.

В своих произведениях Иван Пантелеевич смело высказывает свое мнение о политической и социальной несправедливости: «Вы не прочтете в моих стихах о птичках и цветочках, я об этом не пишу. Мои стихи злые. Я говорю о том, что многим не нравится, высказываюсь открыто и прямо. Я не могу молчать, когда вижу всю несправедливость, происходящую вокруг. О простых людях забыли даже СМИ. В новостях говорят только о политиках: кто что сказал, куда поехал, кому пожал руку, сколько денег украл. Журналисты облизывают политиков как сука своих щенят, а простой народ живет как может. Конечно, мои стихи только для узкого круга, так как у меня нет финансовой возможности выпускать книги большим тиражом, все, что я могу, — 40-50 экземпляров. Иногда даже сам себе задаю вопрос: зачем я это делаю, для кого пишу? Выходит, для самого себя. Но есть люди, которые меня всегда подбадривают и говорят, что мои произведения обязательно станут популярными, их оценят, но в другие времена, не сейчас. Это мне дает надежду».

Свои произведения в силу своих физических особенностей Иван записывает не при помощи ручки и бумаги, а на кассеты, которые архивирует.

Чадыр-Лунгский Самсон суров, резок и прямолинеен, он объясняет свой характер тем, что в жизни ему пришлось много повидать. Именно трудности, с которыми сталкивался Иван, и выработали в нем непоколебимую твердость и несгибаемость характера. Сегодня он нашел себя в поэзии, ему интересно все, что происходит в стране и в автономии, он внимательно следит за новостями. Иван смирился со своей слепотой, но не может смириться с социальной несправедливостью!

 

 

Ирина Пинегина, vedomosti.md