Домой Политика Николай Тишайший

Николай Тишайший

30
ПОДЕЛИТЬСЯ

Сегодня у Николая Тимофти официально истекает срок президентских полномочий: 23 марта 2012 года, положив руку на Конституцию, 63-летний экс-председатель Высшего совета магистратуры принес присягу на верность стране и народу.

Три с половиной года президент Тимофти был почти идеален для различных конфигураций правящего альянса: такого незаметного главы государства в Молдове еще не было. Даже ходила шутка, что президентом на самом деле работает не он, а его пресс-секретарь Влад Цуркану. А действующий глава государства только раздает награды и получает зарплату.

Правда, под занавес своей президентской карьеры Николай Тимофти чуть было не стал национальным героем, главным борцом с мафией и человеком, который, по словам несостоявшегося кандидата в премьер-министры Иона Стурзы, был готов “умереть, но не позволить ворам захватить страну”: когда категорически отказался выдвигать Владимира Плахотнюка в премьеры, демонстративно предпочтя ему генсека своей администрации Иона Пэдурару.

Но тут пришло указание от помощника госсекретаря США по Европе и Евразии Виктории Нуланд дружить с Плахотнюком и демократами, и Николай Тимофти быстро сдулся, в очередной раз продемонстрировав свою несамостоятельность и полную зависимость от западных кураторов.

“Посланник небес”

917 дней – столько жила Молдова без президента после отставки Владимира Воронина. В течение почти трех лет парламент шесть раз пытался выбрать нового главу государства. 16 марта 2012 года состоялась седьмая попытка.

Единственный кандидат в президенты — председатель Высшего совета магистратуры Николай Тимофти был недоступен и тщательно охраняем. Даже на пресс-конференции по случаю его презентации в качестве претендента на президентский пост, прессе не дали возможности задать вопросы непосредственно Тимофти.

Лидеры правящей коалиции лишь посчитали нужным сообщить такие, несомненно, важные сведения, как: “г-н Тимофти – это кандидат, которого, вероятно, нам дал Господь, потому что мы 2,5 года боролись” (М. Гимпу). И “12 апреля исполнится 36 лет его профессиональной карьере и у него есть все качества, чтобы быть главой государства” (В. Филат). Сам кандидат в президенты со своей мессианской ролью скромно согласился: “Я не знаю даже, как сказать. Сказать, что от Бога… Я верю в Бога. Но сказать, что я Спаситель… Хотя, может на самом деле, от Бога и идет это послание господину Гимпу, раз он так сказал”…

И до, и после президентских выборов в правящей тройке долго уклонялись от ответа на вопрос, кому именно пришла в голову идея выдвинуть в президенты председателя Высшего совета магистратуры Николая Тимофти.

“Кандидат появился так, с неба. Ему никогда и не снилось занять эту функцию. В некотором роде он ответил на приглашение, которого никогда и не ждал”, — уклончиво заявил в прямом эфире почетный председатель ДПМ Дмитрий Дьяков. Но потом выяснилось, что предложение все-таки исходило от Михая Гимпу, который был знаком с Тимофти еще с 1970-х гг. и вместе работал в системе районных судов Кишинева.

“Это правда. Кандидатура Николая Тимофти была предложена мною. Он является проевропейцем, патриотом, знает, что случилось с нашим народом. Мне нравится то, что он не хочет показывать силу и величие только потому, что является президентом Молдовы. Это подходящий человек для подходящего места”, — подтвердил Гимпу в декабре 2012 года.

Однако не прошло и полугода, как лидер ЛП кардинально изменил свое мнение.

“Николай Тимофти лег под Филата! Это не моя кандидатура, я включил его в список, в котором присутствовали и другие кандидатуры, а оттуда его вытащил Филат. Филат вышел в туалет, позвонил Иону Пэдурару (руководителю аппарата президента – ред.), проконсультировался и тот сказал, что Тимофти – под ним, его надо брать”, — откровенничал весной 2013 года, в самый разгар политического кризиса и “войны двух Владов” председатель Либеральной партии Михай Гимпу.

И в духе гоголевского “Я тебя породил, я тебя и убью!”, потребовал, чтобы Николай Тимофти подал в отставку с поста президента, потому что в советские времена, будучи судьей, направлял на принудительное лечение диссидентов.

Как сказал тогда раздосадованный Гимпу, он готов голосовать за отставку Тимофти даже с Партией коммунистов. Но потом (видимо, когда в политический кризис в Молдове вмешались западные партнеры), Гимпу передумал, заявив, что в царящей в стране неразберихе не хватало еще остаться без президента.

Тем не менее, в 2014 году в эфире одного из телеканалов Михай Гимпу еще раз объявил, что выдвижение Николая Тимофти в президенты было ошибкой и обернулось провалом.

“Мы пришли со списком, в который был включен и Николай Тимофти. Я подумал, что он обладает опытом судьи, он занимал должность председателя Высшего совета магистратуры, думал, что он прибавит нашей стране ценности в глазах европейцев. Знаете, что для европейцев значит эта функция? Я хотел, чтобы европейцы видели, какие у нас есть кандидаты. Думал, что страна выиграет от этого, но все обернулось провалом, как и со всеми остальными. Таковы молдаване”, — заявил Гимпу.

Параллельные миры Николая Тимофти

“Николай Тимофти был избран абсолютно бескорыстно, не было никакого торга, даже случайно вышли на это имя”, — утверждал в 2012 году почетный председатель Демократической партии Дмитрий Дьяков.

Имели ли место торги, и сколько стоило согласие Тимофти пересесть из кресла председателя Высшего совета магистратуры в кресло президента, история умалчивает. Но официально бывший судья Тимофти получил очень даже неплохую компенсацию за смену места работы. Правительство выделило ему из Резервного фонда 400,4 тыс. леев ($ 65 тыс.) в качестве единовременного пособия за увольнение с поста председателя и судьи Высшего совета магистратуры.

Почти весь свой президентский срок Николай Тимофти провел в затворничестве. Он редко появлялся на публике, редко общался с прессой, практически не ездил по стране, а когда появлялся в эфире или на каких-то мероприятиях, читал заготовленные речи по бумажке.

В итоге не выдержал даже первый президент страны: в одном из интервью Мирча Снегур деликатно намекнул Николаю Тимофти, что президентская должность как бы подразумевает большую публичность.

О том, что “среди граждан существует спрос на визиты главы государства” неоднократно указывали и прозападные политические аналитики. Но вместо живого общения с народом у Николая Тимофти появились свои аккаунты в соци¬аль¬ных сетях — на Facebook, Twitter и Youtube, которые, естественно, вел не он.

Хотя по действующему законодательству президент РМ ведет переговоры, участвует в ведении переговоров, заключает международные договора, президент Тимофти был практически не выездным. Ему не доверяли даже ведение переговоров с президентом непризнанной ПМР: на встречи с Евгением Шевчуком ездил исключительно премьер-министр.

Даже в кризисных ситуациях, когда требовалось веское слово гаранта Конституции, Николай Тимофти хранил упорное молчание.

Промолчал он весной 2012 года, когда парламент рассматривал и принимал скандальный закон о равенстве шансов, страну лихорадило, митрополия Молдовы требовала аннулировать неприемлемый для моральных устоев общества документ и грозила протестами. Хотя по логике вещей президент “всех граждан” (так назвал себя сам Тимофти при вступлении в должность) должен был обратиться к обществу — чтобы снять градус накала.

Летом 2013 года, когда общественность была взбудоражена серией инцидентов в Национальной армии и требовала отставки министра обороны Виталия Маринуцы, Николай Тимофти заявил, что не считает гибель восьми солдат поводом для отставки главы оборонного ведомства (“это не та ситуация, когда министр должен подать в отставку”). И осудил “безответственные” намерения местных властей препятствовать призыву.

А когда в мае 2015 года журналисты попросили его прокомментировать хищения в банковском секторе (тем более что в рамках парламентских слушаний по делу BEM заместитель директора СИБа Вадим Врабие заявил, что президент был первым человеком, которого еще в 2013 году проинформировали о краже в Banca de Economii, Banca Socială и Unibank), Николай Тимофти сбежал от прессы, бросив на ходу: “У меня свои проблемы, я сейчас думаю о другом”.

Зато бывший судья Тимофти не забывал о своих “цеховых обязательствах”: в августе 2012 года он заявил, что зарплату судьям следует поднять от 1000 до 2000 евро, чтобы они не искали “другие источники существования”.
Еще одним увлечением действующего президента стала раздача наград. При вступлении в должность Николай Тимофти пообещал, что будет выдавать ордена и медали только за заслуги и ни с кем соревноваться не собирается. Тем не менее, ряд рекордов установил.

Так, в декабре 2012 года президент подписал указ о присуждении высшей государственной награды — Ордена Республики, сразу 227 депутатам парламента первого созыва, подписавшим Декларацию независимости. Это был первый случай, когда одним указом присуждалось так много Орденов Республики.

В тот же день Николай Тимофти подписал указ о присвоении еще 85 званий и наград. Таким образом, за один только день президент присудил в общей сложности 312 государственных наград.

В июле 2014 года Николай Тимофти подписал указ аналогичного характера — о присуждении орденов и медалей целому ряду депутатов, министров, заместителей министров и директоров государственных учреждений за подписание соглашения об ассоциации с ЕС и либерализацию визового режима с Евросоюзом. Орден Республики тогда получили Владимир Плахотнюк, Мариан Лупу, Игорь Корман, Юрий Лянкэ, Наталья Герман, Анна Гуцу, Валерий Стрелец и Ион Пэдурару.

“Осыпать государственными почестями скопом политических лидеров и государственных функционеров за подписание соглашения об ассоциации с ЕС?! Никто не оспаривает их вклада в подписание этого важного для нас документа, они все участвовали, хотя и в разной степени. Но…

Так ли уж горит организовывать праздники в том положении, когда:
— правительство не имеет ни малейшей поддержки в парламенте для выполнения соглашения об ассоциации;
— мы сталкиваемся с беспрецедентной экономической блокадой с Востока;
— против нас развернута настоящая война по всем правилам, и она продлится еще достаточно долго.

Подписание соглашения не означает даже 10% его выполнения. Такое впечатление, что мы живем в параллельных мирах. Кто-то поет, кто-то танцует, кто-то аплодирует, а другие ошеломленно взирают на происходящее”, — написал тогда в соцсетях экс-премьер Ион Стурза.

“Разгосударственник”

Николай Тимофти стал первым президентом Республики Молдова, открыто заявившим о своих прорумынских взглядах.

После президентских выборов-2012 лидер социалистов Игорь Додон опубликовал содержание т.н. теста на государственность, который он устроил будущему президенту перед выборами 16 марта. Николай Тимофти, исходя из опубликованной информации, тогда публично взял на себя обязательства соблюдать следующие условия и конституционные нормы:

1. Защита государственности, территориальной целостности, независимости и суверенитета молдавского государства.

2. Сохранение нейтралитета и неприсоединение Республики Молдова к какому-либо военно-политическому блоку, а также недопустимость размещения воинских частей и военных объектов других государств на территории РМ.

3. Неукоснительное соблюдение всех положений и норм действующей Конституции.

4. Сохранение статуса Республики Молдова как члена Содружества Независимых Государств, независимо от геополитического вектора страны и происходящих евроинтеграционных процессов.

5. Сохранение равновесия во внешнеполитических отношениях с Западом и Востоком.

6. Сохранение и соблюдение официального статуса молдавского языка как государственного языка Республики Молдова.

7. Обеспечение гражданского согласия в стране посредством консолидации молдавского народа и соблюдения прав национальных меньшинств.

8. Поддержка в духе христианской религии национальных традиций и морально-нравственных ценностей при сохранении статуса Республики Молдова как светского государства.

9. Соблюдение в качестве главы государства политического нейтралитета, невступление в какую-либо политическую партию и неучастие по избирательным спискам, продвижение принципов политического плюрализма и позиционирование себя в качестве арбитра в отношениях с основными ветвями власти (законодательной, исполнительной и судебной) и в отношении с другими политическими силами Республики Молдова.

10. Обладатель единственного – молдавского гражданства.

Но почти все эти обязательства Николай Тимофти впоследствии нарушил.

Так, уже в марте 2012 года в интервью изданию Adevarul новый президент выразил уверенность, что официальным языком РМ рано или поздно станет румынский.

“Уверен, что политики отдают себе отчет в том, что Основной закон должен содержать предписания, полные истины. Только так он будет функциональным, а в стране будет порядок”, — сказал глава государства.

В мае 2012 года, когда Николай Тимофти отправился с первым официальным визитом в Бухарест, в ходе беседы с Траяном Бэсеску стороны пришли к согласию, что молдавской нации не существует.

“Мы побеседовали и согласились, что Румыния и Республика Молдова — два независимых и суверенных государства, но в которых живут в основном румыны. Нас объединяет язык, традиции, радости и несчастья, через которые прошли румыны за последние века”, — заявил Траян Бэсеску. Тем самым, подчеркнул он, была “поставлена точка в путанице о молдавском меньшинстве”.

В 2013 году Николай Тимофти вместе с правящим альянсом активно изображал антикоммуниста и русофоба. В интервью австрийскому изданию Die Presse он заявил, что не видит разницы между нацистами и советской армией.

В начале 2014 года президент Тимофти объявил курс на евроинтеграцию единственно верным путем развития Республики Молдова и принялся бороться с “инакомыслием”.

Выступая в феврале 2014 года на годовом собрании Службы информации и безопасности, Николай Тимофти потребовал от СИБа бороться с противниками европейской интеграции. А через пару дней, на открытии весенне-летней сессии парламента, назвал диверсантами тех, кто ставит под сомнение евроинтеграционное направление, потребовал наказать организаторов референдума в Гагаузии, осудил советское прошлое (к слову, сделавшее его высокопоставленным судьей), которое “тормозило развитие”, и призвал молдаван сделать свободный выбор в пользу Европейского союза, где их ждет “благополучие и безопасность”.

Тогда же президент заговорил и о выходе Молдовы из СНГ. Он сказал, что нахождение в составе Содружества не дает республике никаких преимуществ и когда РМ примут в Евросоюз, можно будет принять такое решение.

А весной 2015 года в эксклюзивном интервью информагентству Укринформ, Николай Тимофти заявил, что положение Конституции о нейтралитете РМ требует пересмотра, а сближение с НАТО является единственным путем укрепления безопасности для Молдовы.

В общем, за прошедшие четыре года Николай Тимофти так и не стал президентом “для всех”, как обещал в своей инаугурационной речи. То есть, политически нейтральным и независимым гарантом Конституции, свободным в принятии судьбоносных для страны решений.

Электорат отвечал президенту-“невидимке” “взаимностью”. Николай Тимофти являлся постоянным завсегдатаем антирейтингов в различных социологических опросах. Например, в конце прошлого года президент Тимофти вместе с Владимиром Плахотнюком (85% респондентов сказали, что относятся неблагоприятно, 3% — благоприятно) и Владимиром Филатом (83% на 6%) возглавил антирейтинг молдавских политиков по версии Международного республиканского института (IRI) из США. 81% опрошенных социологами граждан заявили, что относятся к Николаю Тимофти негативно и только 6% сказали, что позитивно.

Чем в итоге запомнится четвертый президент Республики Молдова, который будет исполнять свои полномочия до инаугурации нового президента? Уж точно не как лидер страны и признанный авторитет.

Скорее, как человек, который перед телекамерами, не обладая ни настоящей властью, ни должным самостоятельным весом, вступил в фактический конфликт с президентом России Владимиром Путиным на саммите СНГ в Минске; забыл слова государственного гимна на собственной инаугурации; читал с листа заготовленные речи и награждал чиновников не за заслуги, а “за евроинтеграцию”; пару раз на официальных мероприятиях забыл отдать почести государственному флагу РМ и под конец своей президентской карьеры стал жертвой розыгрыша, устроенного двумя российскими пранкерами.