Домой Политика Плахотнюк-премьер: отчаяние олигарха, отчаяние страны

Плахотнюк-премьер: отчаяние олигарха, отчаяние страны

100
ПОДЕЛИТЬСЯ

У Плахотнюка не осталось хороших вариантов: премьер-протест-выборы, но уже совсем без него, или сразу на выборы, но пока еще с ним. Даже трудно сказать, какой вариант предпочтительней для Молдовы и ее граждан. Было бы идеально, если бы он ушел сам и мирно.

Когда несколько месяцев назад я начал публиковать статьи о том, что олигарх Влад Плахотнюк будет стремиться стать премьер-министром и президентом Молдовы, коллеги посмеивалось, мол, мы понимаем, ради красного словца можно всякое загнуть, но зачем же нести откровенные глупости. Плахотнюк — премьер? Плахотнюк — президент? Не смешите нас!

Сегодня многие готовы заплакать, видя, насколько близко олигарх подошел к этим креслам, и вот-вот оккупирует их уже лично. 

Хотя сам Плахотнюк, с тех пор, как он сдал депутатский мандат и ушел из Демократической партии, хранит гробовое молчание, происходящее говорит само за себя красноречивее всяких публичных деклараций.

Глубинный двигатель поступков Плахотнюка кроется в самой его страстной натуре, обуреваемой жаждой богатства и контроля. Он не может отказаться от денег, собственности и власти, потому что является их рабом. Ему, как наркоману, приходится постоянно увеличивать дозу сребролюбия и славолюбия.

Сегодняшняя порочная система в Молдове создавалась не просто при участии, но под руководством и контролем Плахотнюка. Про захваченное государство еще не сказал только самый ленивый. Западные дипломаты и политики уже не выбирают выражений: «Раз Молдова захвачена, значит, есть захватчик, и мы все знаем его имя — Плахотнюк». По доносу обвиняемого по делу о краже миллиарда в тюрьму сажают бывшего премьер-министра, а действующего премьера отправляют в отставку с формулировкой, которая приводит в состояние полной прострации западников: «Он нам, демократам, не нравится». Все эти шакалы из прокуратуры, антикоррупционного центра, судов, полиции, которые терроризируют оппозицию, гнобят бизнес, бросают в тюрьмы таких, как Петренко с товарищами, — все они управляются из одного центра этой порочной системы. На вершине пирамиды этого захваченного государства стоит Плахотнюк, и если от него не избавиться, лучше в Молдове не станет — так сказал Влад Филат, когда на него надели наручники.

Плахотнюку есть, что терять. Он легализовал в Молдове право владения медийными структурами, и одна лишь эта монополия уже впечатляет. Ему приписывают, через офшоры и схемы, контроль над банками, гостиницами, недвижимостью, госпредприятиями. Его называют реальным владельцем Демократической партии и управляющим ряда других партий, в том числе парламентских. И вы думаете, что он от всего этого добровольно откажется?

Сегодня целый батальон экспертов, пиарщиков, блоггеров с телевизионных, компьютерных, планшетных, телефонных экранов и мониторов с утра до вечера гипнотизирует общество, как удав кролика: «Надо дать Плахотнюку шанс выйти из тени, стать премьером и президентом. Он и так контролирует все в Молдове, так пусть делает это легально. Благодаря своим уникальным менеджерским качествам он заработал денег для себя, теперь пусть применит свои таланты на благо страны и общества. Став во главе сначала правительства, а потом и государства, он начнет бороться с коррупцией, зашьет карманы себе и своим людям, пополнит бюджет, увеличит социальные расходы, привлечет иностранные инвестиции. Он возвысится до уровня регионального лидера и вернет Молдове былую славу «истории успеха». В конце концов, люди меняются. Кто первым попал в рай? Разбойник. Пусть и Плахотнюк попробует. Попытка — не пытка. Получится — хорошо, не получится — сам виноват. Он будет заинтересован, чтобы получилось, чтобы все его критики съели свои шляпы и убедились, что он не такой, каким его малевали. Если же не получится, можно будет с чистой совестью сказать ему: «Извини, брат, у тебя не вышло. Прощай, и если навсегда, то навсегда прощай!». 

Те, кто так говорит — лжецы и манипуляторы, которые предлагают целому народу сыграть в «русскую рулетку»: вот вам револьвер с одним патроном, крутите барабан и спускайте курок, приставив дуло к виску. Вряд ли такая игра со смертью будет столь же удачной, как у героя фильма «Охотник на оленей». Плахотнюк-премьер, Плахотнюк-президент — это пуля, которая гарантированно разнесет «голову» целой стране. 

У Плахотнюка были все возможности честно жить, честно делать бизнес, и честно заниматься политикой. Но он этого не захотел. Его вклад в нищету и отчаяние, до которых доведен народ Молдовы — первостепенный. Он стал человеком, которого больше всего ненавидят и проклинают в Молдове. Само его желание возглавить, при почти стопроцентном антирейтинге, правительство и государство говорит о глубочайшем презрении к людям. Не сделав для них ничего хорошего до сих пор, он не сделает этого и в будущем.

С таким же успехом можно «дать шанс» и Филату. Почему нет? Выпустить его из тюрьмы, вернуть в кресло премьера, сделать президентом, ведь он тоже не скрывал своих амбиций стать главой государства. Вы не верите, что Филат вернет деньги BEM, аэропорт, и что там еще приписывают ему? Но почему вы Плахотнюку даете шанс преобразиться и начать честную жизнь, а Филату не даете? Это как-то не политкорректно, не толерантно, не по-пацански.

Плахотнюк засобирался в премьеры не от хорошей жизни. Это жест отчаяния олигарха, который может бросить в еще большее отчаяние и всю страну.

За последний месяц ситуация кардинально изменилась. В дело вступили американцы. Тимофти, который мечтал о том, чтобы его четыре года никто не трогал в кондрицком лесу, не просто так и вдруг стал таким принципиальным и смелым человеком. Его кошмарят Плахотнюк, Лупу и Гимпу, ему не дают спать по ночам пикетчики, ему угрожают импичментом, а он держится. Тимофти заделался таким стойким оловяным солдатиком только потому, что за ним стоят европейцы и американцы. Они напрямую зашли к нему в кабинет, сказали, что не желают видеть Плахотнюка премьером, и назвали имена «правильных» кандидатов, например, Иона Стурзы, который дико возбудился от происходящего и уже две недели истерично сучит ножками в ФБ.

Смешной он, этот сбитый летчик Стурза. Представьте, что вы пришли на автостоянку, а в вашей машине сидит чужак и говорит: «Теперь на этом авто буду ездить я, а ты пойдешь в тюрьму. По всем вопросам обращайся к моей «крыше». Примерно так Стурза хочет перенять у Плахотнюка целое государство. Но никто никому ничего просто так не отдаст.

Стурзе очень не терпится стать наконечником копья внешней администрации в Кишиневе, по типу той, что установлена в Бухаресте и Киеве. В Молдове у него поддержка ноль, но он рассчитывает приземлиться в кресло премьера на иностранных штыках и стать представителем Запада на молдавской территории. С этой точки зрения, как это ни парадоксально, Плахотнюк, с его репутацией нового автохтонного вора и бандита, выступает этаким защитником суверенитета, в сравнении со Стурзой, с его репутацией изгнанного в эмиграцию «старого вора», нагло претендующего на роль кишиневского гауляйтера новых колониальных властей.

Дело не в простых арифметических раскладах — как слепить в парламенте большинство из 51 депутата. Ситуация намного сложнее. Есть в современном мире такое правило: если американцы за тебя взялись, они с тебя не слезут. Только очень большим, суверенным государствам и их лидерам как-то удается избежать навязчивой американской заботы о насаждении «свободы и демократии» по всему миру. Молдова и Плахотнюк не входят в эту категорию тяжеловесов. 

Плахотнюк осажден иностранцами с Запада, либерал-демократами внутри Молдовы, а в последнее время — и смех, и грех! — даже начавшей крякать «хромой уткой» Тимофти. То, что раньше казалось проще простого — заставить Тимофти подписать указ с фамилией «Плахотнюк» — вдруг превратилось в трудно преодолимое препятствие. «Лука Брази приставил пистолет к его виску, и мой отец сказал, что либо его мозги, либо его подпись лягут на контракт». Говорят, это его любимый фильм, но ставить подписи на указах таким способом — это перебор даже для демократов из альянса за евроинтеграцию.

Согласие Плахотнюка идти в премьеры — отчаянный шаг человека, который рассчитывает, что таким способом он прорвется сквозь окружение, в котором оказался. Плахотнюк хватается за премьерство, как утопающий за соломинку, но это его очередная ошибка. Как говорят американцы, это та самая соломинка, которая ломает хребет верблюду.

С вероятностью в 90%, премьерство Плахотнюка начнется с массовых антиправительственных акций протеста. И закончится тоже ими. Американцы дадут отмашку на кишиневский Майдан и постараются, чтобы он был таким же результативным, по их понятиям, как и киевский.

У Плахотнюка не осталось хороших вариантов: премьер-протест-выборы, но уже совсем без него, или сразу на выборы, но пока еще с ним. Даже трудно сказать, какой вариант предпочтительней для Молдовы и ее граждан. Было бы идеально, если бы он ушел сам и мирно.

 

 

Pan.md