Домой Moldova Plus Moldova Plus: Забытые обычаи Молдовы (Видео+Фото)

Moldova Plus: Забытые обычаи Молдовы (Видео+Фото)

395
ПОДЕЛИТЬСЯ

Колядование мужской группой – старинный обычай  Молдавии и Румынии  от Днестра до Тисы, от Дуная до Чёрного моря, который сегоднязабыт  в нашей  стране. Если в Румынии этот обычай сохранился, то у нас – только в нескольких сёлах и то, в южных регионах страны.

В конце 2013 года после долгой и кропотливой работы колядование мужской группой в Румынии и Молдове было внесено в список культурного наследия, защищаемого ЮНЕСКО. Это первая и единственная часть  достояния  Бессарабии, записанная в раздел Организации Объединённых  Наций «Воспитание. Наука. Культура».

В такую мужскую группу входят юноши одного села,  а  до Второй мировой войны каждый населённый пункт региона от Прута до Днестра  также, как и в сёлах Румынии имели по одной или две группы колядующих, состоящих из юношей села.   «Этот обычай начал исчезать после установления советского режима, начиная с 1944 года», – говорит этнограф и руководитель музея Варвара Бузилэ.

Колядование мужской группы – давно забытый обычай. Варвара Бузилэ, этнограф

Колядование, в том числе и группой смешанного типа, про которую мы не говорим  (в эту группу входят и женщины, и мужчины) сохранилось во всей республике. Колядующие используют разнообразную деятельность. Дети из всех   регионов очень активны, и взрослые в смешанных группах такие же.  Реже встречаем группы молодых людей. Не знаю, по какой причине.  Это осталось с тех времён, когда колядование запрещали и строго проверяли в  школе и сельских советах.  Всем было стыдно колядовать, говорили: «Что, нечего кушать? Ходят и просят».  То есть колядование сравнивали с попрошайничеством. Изменились времена, но, к сожалению, такое отношение к колядующим ещё осталось в обществе, потому что те молодые люди, которых когда-то ругали и выставляли на линейках, эти ученики, которые были пионерами и комсомольцами, теперь стали родителями, бабушками и  дедушками. Меня радует тот факт, что среди них выросли и такие,  которые интересуются обычаями и заботятся об их сохранении. Празднуют Рождество и Новый год за богатым столом сообща, большими компаниями, то есть со всеми вместе. Переживают во время  колядок, ждут, чтобы колядующим открыли дверь, и очень огорчаются,  когда  никто не встречает.  Слушают, у какого хозяина поют,  и унывают, когда к ним никто не идёт. Это двойное переживание традиции. Сегодня мы все вместе можем спасти этот обычай в отличие от тех, которые не сохранили его  и сдались с такой лёгкостью. Мы живём в такое время, когда  можем очень легко потерять свои корни. Они уходят вместе с другими традициями. Считают, что колядование  можно очень быстро и легко заменить другими культурными видами, но жаль такую потерю.

Очень радуюсь за жителей тех сёл, где колядка находится «у себя дома». Когда говорю об этом, вспоминаю  населённые пункты южной части республики. Думаю о малой родине Николая Сулак, селе Садык, в котором принято ходить  двумя группами колядующих. Они договариваются  заранее на хоре,  которую танцуют перед колядованием, кто  в какой группе будет,  собираются соседские юноши.  Пляшут вместе, несмотря на мороз и большие сугробы.  Я была в этом селе и видела танец. Они восхищаются традициями. Девушки, юноши и все жители села  танцуют  вместе c 2 до 5 − дотемна. А потом  возвращаются домой, чтобы ждать колядующих. А те будут ходить из дома в дом, собирая деньги ещё для 7 танцев, которые организуют потом. За них и надо впоследствии  заплатить из этих леев. Мне очень понравилось, что две группы колядующих меняются местами: одна  группа шла колядовать в верхнюю часть села, другая  − в нижнюю и наоборот. То есть существует связь и договорённость  среди односельчан, и всем всё ясно. Эту традицию переняли от старых людей. Советская тоталитарная система хотела исключить все остальные идеологии.  Ведь колядующие – это особое миропонимание, подлинный местный дух традиционной культуры. Советская власть делала всё, чтобы в те сёла, где были размещены церкви, не приезжали посланцы из Москвы. Добрые люди  многое делали для этого. Но наши  местные стали враждовать из-за болезненной идеологии. Они же полезли на церкви и выкинули кресты на землю, тракторами давили их на перекрёстках. Вот эти поступки очень опасны для нашего общества, ведь они могут привести к тому, что все озлобятся. Сегодня через колядование  возвращаемся к обычаям, которые сохранились спустя века. Мы можем вернуть это достояние, эту силу перед искушениями, которых будет много.  Все мы свидетели многих социальных испытаний, которые и сегодня происходят. Но когда общество понимает и ценит своё прошлое, сознаёт, что оно часть этой истории  и что от него зависит будущее, остаётся сильным. Тогда работаем для реализации этой цели. В сёлах  ниспоренского района поют  очень красивую колядку «Упряжной крюк»:   юноши  колядуют  с  большой цепью, при этом звенят ею вместо колокольчиков.  Это загадка нашей культуры, наших обычаев. Дорогие мои, мы являемся звеньями этой цепи,  кольцом основного обычая нашего народа, праздников,  которые отмечают по очереди: сперва – Рождество, потом – Новый  год, Крещение, Пасха, «Маленькая пасха». Все они – звенья одной цепи, кольца нашей культуры.  Вот  это очень важно!  Мы связаны нашей памятью,  нашей кровью друг с другом. Поколение с поколением – и мы сможем устоять через века! И не благодаря уму, как принято  думать в мире,  а  благодаря гордости и достоинству. У нас есть необходимая сплочённость – никто  нам не запрещает надеть национальный костюм. Как видите, я его ношу с гордостью. Некоторые стесняются  этой одежды,  другие надевают с оглядкой, но постепенно понимают,  что народная сила  передается  через национальный костюм, и ты становишься её частью.  Так же происходит с нашими святочными традициями. Когда  юноши выходят колядовать, старая колядка, которой уже не менее 2 тысяч  лет, оживает. Молодые люди поют тебе её возле окна,  сила тех лет возвращается, и как будто вновь с нами предки  колядуют в это время года.        

Колядование  мужской группой  в Республике Молдова и  Румынии внесено в  список культурного наследия человечества  Юнеско. Международное сообщество заявило: «Мы признаём  это богатство и  поддерживаем вас, чтобы вы смогли передать его через  века своим правнукам».  Это означает,  что мы достойны показать себя  другим людям.  Ведь колядки тем людям,  которые ждут тебя  возле окна, когда поют  пожелания лучшего в  этом году, помогают поверить, что хозяева дома смогут пройти через все  препятствия и социальные потрясения.  Поэтому колядование продолжается.

 Международное общество нас поддерживает. Всё остальное зависит от нас. Мы подтверждаем,  что колядка необходима для каждого из нас,  для каждого села  так же, как и  200- 300 лет назад, когда считали, что необходимо ходить колядовать в  каждый дом. Не дай бог юноши обойдут  какой-то дом!  Хозяева его очень обижались, потому что считалось:  в  доме, в  котором не колядовали,  целый год  не будет везти. Огромный успех – занесение этой традиции  в список Юнеско. Это было достигнуто благодаря сотрудничеству с Румынией.  Для сведения:  в прошлом году в  Баку на саммите  Международного Комитета все присутствующие страны  проголосовали единогласно за это предложение.  И  знаете почему?  Потому что очень хорошо была подготовлена программа, с которой выступила группа из Румынии. Ребята  имеют большой опыт. Они успели записать и дойну, и другое, ведь  румынская культура очень разнообразна. Ни республика Молдова без Румынии,  ни Румыния без Молдовы не смогли бы доказать  миру, какой богатый и интересный этот обычай – колядование  мужской группой.

 Мы разрабатываем и другие культурные проекты совместно с Румынией.

 Молдавская колядка сохранила множество деталей своей «сестры» из  восточной части Румынии, хотя и отличается  от «Мурамуреша», «Бидзу Сибиу». Было бы неплохо и дальше продолжить такое сотрудничество с Румынией и организовывать фестивали, изредка переходя  на ту сторону Прута.

Варвара Бузилэ говорит о том, что  средоточие колядования мужчинами находится  на юге Молдовы. Этот обычай ещё сохранился в селах Парково на севере  страны и Болдунешть из центральной части Республики. Каждая колядка отличается своей специализированной  темой. «Одни посвящаются девушкам, незамужним красавицам, другие –  хозяевам, имеющим стада овец и пшеничные поля, третьи – батюшкам, иные – погибшим сыновьям», − уточняет директор Национального Музея Этнографии.

В конце 2013 года колядованию был присвоен статус международного значения – его включили в списки культурного достояния, который защищается ЮНЕСКО. Проект о записи этого обычая в реестр Международной организации  был разработан совместно со специалистами Румынии.  «Внесение обычая в списки ЮНЕСКО дало Молдове право просить и получать гранты, направленные на сохранение и  продвижение  колядования мужской группой, которое сегодня может исчезнуть на территории между Прутом и Днестром. Только от нас зависит, насколько эффективно мы используем эти преимущества»,− говорит Варвара Бузилэ.

Внесение колядования в списки культурного наследия общества Организацией Объединённых  Наций дала Молдове преимущество, повысила международный статус. «А проекты по развитию  колядования  осуществяться в самое ближайшее время, если добьёмся финансирования от ЮНЕСКО или от руководства Республики Молдова», − уточнила Варвара Бузилэ.

Село кагульского района Кышлица на реке Прут – одно из тех, где сохранился данный обряд. Там мы познакомились с дедом  Костоаке, бывшем руководителем мужской группы колядующих, который знает 20 старинных колядок. Самую длинную колядку он поёт 2 часа. Рядом с ним его друг Георге, вместе с которым в праздничные дни  он рассказывает давно забытые истории о прошедших временах. Ему уже 84 года, прошёл войну и голод, вырос без отца, которого в период советской власти депортировали в Сибирь. Ходит тяжело, на двух костылях.

Больше всего боится того, что если его не станет, колядки  прошлого  века, которые некому оставить,   угаснут вместе с ним.

Дед Костоаке не пропускает ни одну возможность передать молодому поколению колядки. Его внучка Ирина Колче живёт недалеко от него, на несколько домов дальше. Это его помощница и самый главный  слушатель колядок.

Даже несмотря на охрипший голос, он не отпустил нас до тех пор, пока не проколядовал.

 

Дед  Костоаке  и его внучка Ирина Колче рады от того, что есть кому передать колядки, полученные от родителей и дедов.

Звонили ему многократно предупредить  о своём приезде. Вначале мужчина хотел отказаться, но потом согласился, жалея лишь о том, что из всей компании колядующих в те времена он остался один.

− Да, нам не разрешали колядовать, но мы, наша мужская компания колядующих, были уже женаты. Запрет нас не остановил. Собрались 12-13 человек. Мы обязательно ходили вечером колядовать, а так как мы пели и в домах друг  друга, наши жёны знали об этом и собирали столы, чтобы принять колядующих в ночь с 24 на 25 декабря перед Рождеством.  Все из села ведали, что мы колядуем. А мы были молоды и сильны, поэтому к нам никто даже близко не подходил с руганью или запретами.  Сразу решили, что если кто-то из нашей компании умрёт, мы будем приходить в его дом с колядками ежегодно, чтобы пропеть пожелания лучшего оставшимся в этом доме. Вот у меня ушёл из жизни брат. Мы в праздничную ночь зашли колядовать в его дом.  Ещё в селе живёт Илья Ротару из нашей группы. Я ему многократно говорил: «Если я умру первым, ты меня заменишь. Если первым уйдёшь ты, я выполню всё за тебя».  Так получилось, что я заменил всех.

Мне нравились все  песни. Если бы это было не так, я  их уже давно бы забыл.  Когда остаётся до Рождества один месяц, я тихонечко один их все повторяю,  все 17 колядок. Моей жене очень нравятся эти праздничные песни. Покушаем, затопим печь, а потом она садится со мною рядом и поёт колядки. Говорит: «Идём колядовать!». Она их выучила благодаря мне. Было такое семейное счастье, когда мы вместе их спели.

У меня не было свадьбы. Я вам расскажу свою печальную  и длинную историю. Моего отца выслали в Сибирь в 1941 году, и я остался один. Мне было 10 лет, когда моего брата забрали на войну, где он и погиб. Я остался один наедине со всеми трудностями.  О том, как  познакомился со своей женой, я рассказываю всем, и люди смеются над этим. Я жил на этой стороне села, а  она — на другой, на окраине. Только когда девушки приходили на хору, я мог её увидеть. Если  её там не видел, приходил к дому девушки. Почти каждый вечер я проходил 5 километров до её дома.  Моей возлюбленной нравилось, как я пою. Когда мне приходила  пора уходить, она просила, чтобы я  спел ещё по дороге домой в то время  как буду в долине и на горе, чтобы далеко и долго было слышно.   «Очень мне нравится слушать твои песни», − говорила она. Сейчас пою и плачу, вспоминая  свою жену. Хочется, чтобы мои внуки выучили колядки и не забывали их.

                                 

Сегодня многие хотят возродить традицию колядования мужско группой. Одними из них является фольклорный ансамбль «Plăieşii» Они пытаются возродить эту традицию.

Николай Грибинча

В репертуаре  «Plăieşii» почти 40 колядок, которые мы собрали в 80-е годы во время экспедиций с ансамблем «Тэинкуцэ», с Андреем Тамызлыкару, Виктором Ботнару и Осояну. Уже 27 лет ансамбль ансамблем  «Plăieşii» поют колядки.

Возрождение колядок началось в 80-е годы.  Совместно с ансамблем «Тэинкуцэ» пели традиционные колядки. Уже 27 лет «Plăieşii» колядуют каждый год, изучают по 2 колядки в год. И вот результат. Репертуар у нас большой и ценный, потому что поём традиционные колядки, в которых воспеваются ремёсла и профессии: охотник, лесник, пастух. Поём о Рождении Бога, новогодние колядки, и связанные с днём святого Василия. Благодаря нашему репертуару, мы убедились в том, что возродили их к жизни, вернули традицию колядования мужской группой.

Колядки ансамбля «Plăieşii» были услышаны и записаны в южных регионах Республики Молдова, как признался нам художественный руководитель группы Николай Грибинча, которого мы нашли на репетиции с артистами.

Список Культурного Невещественного Достояния  был официально создан ЮНЕСКО в 2008 году. В настоящее время в него внесено более 180 музыкальных  произведений из 75 стран. Культурное Невещественное Наследие включает в себя традиции и фольклор, как вектор культурного невещественного достояния используют речь, традиционные виды искусства, социальные  эксперименты, обрядовые и торжественные события, природные знания, опыт и традиционные ремесла.

Колядование мужской группой села Валя Пержу тараклийского района.

 

Текст: Инна Гуцу

Фото/Видео: Аурел Обрежа

Редакция: Виктор Погор